Добрыгин отказался раздевать Рэйчел Макадамс

Актер рассказал, почему убедил режиссера «Самого опасного человека» избежать этой сцены.

Григорий Добрыгин, Рэйчел Макадамс
Фото: кадр из фильма, соцсети

Актрису Рэйчел Макадамс ни раз признавали самой сексуальной женщиной мира. Ведь она настоящая красотка. Представить мужчину, который отказался бы с ней от эротической сцены... почти невозможно!

Оказалось, силы воли хватило у русского актера Григория Добрыгина. Они встретились на съемках фильма «Самый опасный человек». «В первоначальном сценарии любовной сцены не было. Но в один день режиссер Антон Корбейн мне говорит: «Слушай, будет любовная сцена». Я сразу спрашиваю: «А ты Рэйчел сказал?» Он отвечает: «У нее было примерно такое же лицо, как и у тебя», – рассказал журналистам Добрыгин на ММКФ. – В этот же день мы с ней созвонились, и я предложил ей встретиться в кафе, все обсудить. А после я написал большое письмо режиссеру и продюсеру, почему не хочу эротической сцены с Рэйчел. Мой персонаж просто не мог это сделать, иначе одним омовением он бы не обошелся».

Рассказал актер и о работе с легендарным американским актером Филиппом Сеймуром Хоффманом. «В какой-то момент я поймал себя на мысли, что смотрю на мониторах каждый его дубль. Хорошо, что на съемочной площадке было много экранов. У меня сложилось о нем впечатление как об очень прекрасном закрытом человеке, – продолжил Григорий. – На съемках он почти не здоровался, был в каком то своем мире. Но когда мы закончили работу над проектом, он вел себя совершенно по другому, сказал много теплых слов. На премьере он мне сказал, что я сделал «что-то очень хорошее и стоящее». И после этих слов мне уже все равно, что плодумает кто-то другой».

По сюжету фильма глава секретного подразделения разведки получает задание найти опасного международного беглеца Иссу Карпова, которого из симпатии укрывает молодая девушка-адвокат. Когда в погоню вступают разведки других стран, начинается большая шпионская игра, в которой любой может оказаться наживкой или акулой. А национальная безопасность нередко зависит от простых человеческих чувств.