Тина Канделаки: «Запрет на информацию не может быть эффективным»

На днях президент России Дмитрий Медведев подписал закон, направленный на защиту детей от разрушительного, травмирующего их психику информационного воздействия, а также от информации, способной развить в ребенке порочные наклонности. Телеведущая Тина Канделаки прокомментировала эту инициативу правительства.

Как указывается в законе, отслеживать, насколько та или иная тема опасна для ребенка, будет экспертный совет. Всю продукцию для детей он будет делить на четыре возрастные категории. Контент для детей младше 12 лет может допускать эпизодическое насилие, если в нем также присутствует идея торжества добра над злом. А детям постарше разрешены сцены жестокости, но без натурализма и с осуждающим отношением к насилию. Интересно, что Великобритании десятилетнему мальчику удалось добиться разрешения на запрет рекламы фильма «Пила-3», где содержались сцены насилия, шокировавшие ребенка.

Тина, интересует ваше мнение прежде всего как мамы, а уже потом как политика. Есть механизмы формирования позитивного информационного поля вокруг ребенка?

Формирование информационного поля вокруг ребенка – вещь очень сложная. Я знаю это как мама двух детей и думаю, что любой родитель со мной согласится. Конечно, тот факт, что государство пытается регулировать эти процессы, – разумно. С другой стороны, нужно понимать, что любой запрет, связанный с передачей информации, не может быть эффективным в наше время.

Вы считаете принятый закон мерой чрезмерной или необходимой?

Любопытно, что на Западе подобная попытка регуляции существует, однако назвать ее эффективной нельзя. К примеру, в Евросоюзе есть организация Pan European Game Information (PEGI), которая присваивает игровому контенту для детей индекс возрастного соответствия. Компьютерные игры анализируются по восьми показателям: ненормативная лексика, дискриминация, наркотики, ужасы, эротика, насилие, азартные игры и интернет. По правилам, игры для детей от 3 лет и старше могут содержать очень мягкие сцены насилия, а игры для 18-летних уже содержат сцены насилия, сильное сексуальное содержание, прямые ссылки на азартные игры и вульгарный язык. Правда, на продажи видеоигр это никак не влияет, ведь класс соответствия на упаковке игры рассчитан не столько на ее конечных потребителей, сколько на родителей, которые принимают решение о покупке. Вот и получается, что в конечном итоге все зависит от нас с вами.

Кто, по вашему мнению, должен определять рамки дозволенного, выступать цензором?

Лично у меня сразу же возникает масса вопросов: кто именно войдет в совет, какими четкими критериями будут пользоваться его участники и каким образом можно определить эпизодичность насилия? Если даже государство что-то запретит, то развитие интернета и высоких технологий позволяет найти в сети контент любого содержания, даже запрещенного. И если родители не следят за тем, что читает и смотрит их ребенок, то вместо них никто не сможет оградить его от порнографии и насилия.

Кстати, недавно популярная телеведущая и по совместительству член Общественной палаты РФ обратилась к Дмитрию Медеведву с просьбой поддержать талантливых детей из интеллектуального шоу «Самый умный».