Страшно, аж жуть

Любой разговор с будущими приемными родителями начинается с обсуждения того, какие мифы об усыновлении существуют в обществе. Слово «миф» подходит здесь как нельзя лучше.

«От осинки не родятся апельсинки»

Первая группа мифов связана с проблемами наследственности. Эта тема волнует всех принявших решение усыновителей и даже тех, кто только задумывается о возможности такого шага. Много опасений связано с устойчивым представлением о том, что все родители детей, оказавшихся в детских домах, — алкоголики, наркоманы и преступники, а главное, что все эти пороки передаются по наследству. Со всех сторон будущие родители слышат истории из жизни соседей, знакомых и друзей. Но генетики утверждают, что разделить вклад наследственности и воспитания в формирование личности невозможно. Ведь если бы все было так однозначно и алкоголизм, наркомания и склонность к преступлениям передавались исключительно по наследству, в благополучных семьях не появлялись бы наркоманы и алкоголики.

Еще один миф, связанный с наследственностью, — о том, что многие родители детей, оказывающихся в детских учреждениях, страдают психическими заболеваниями, которые передаются по наследству. Конечно, говорить, что среди этих родителей нет психически больных людей, нельзя, но далеко не все психические заболевания передаются по наследству. Да и в собственной семье, если покопаться в семейной истории, можно найти упоминания о «странных» бабушках или дедушках.

Многие боятся того, что им ничего не известно о наследственности принимаемого ребенка. Это утверждение, бесспорно, верно, но нельзя ведь утверждать, что все мы можем быть на сто процентов уверены в том, какие гены унаследует рожденный в нашей семье ребенок. У каждого из нас есть гены, которые могут не давать о себе знать в течение нескольких поколений, а затем проявиться совершенно неожиданно.

«Перед тем как решиться на то, чтобы взять ребенка, я тоже думала много и по-разному. Знаю, что такое решение принимается трудно, может не всем, но многим дается очень тяжело. Я очень хотела ребенка, но ОЧЕНЬ боялась… Все же мы решились, надеялись, что чудеса бывают и нам попадется нормальный ребенок. И действительно, чудеса бывают: наш ребенок самый лучший на свете… А после того, как мы все это прошли, мне теперь не верится, что я могла так сомневаться. Видимо, это от незнания было, да и от волнения. А теперь я точно знаю, что такие чудеса встречаются на каждом шагу: там есть такие замечательные дети — каждому из нас хватит по чуду, и еще останется…»

«Они там все больные!»

Вторая большая группа мифов связана со здоровьем детей, принимаемых в семью. Многие потенциальные усыновители боятся того, что дети в детских домах и домах ребенка не отличаются хорошим здоровьем. И действительно, если посмотреть их медицинские карты, в них полно разных диагнозов. Насколько серьезны все эти диагнозы? Значительная их часть появляется в момент диагностики при рождении детей. Большинство таких проблем при хорошем уходе и воспитании могут исчезнуть практически без последствий, что чаще всего и происходит при воспитании детей с точно такими же диагнозами, родившихся в благополучных семьях. Однако уход за детьми и лечение их в доме ребенка оставляют желать лучшего, и проблемы, приобретенные до рождения, не решаются, а чаще всего отягощаются. При попадании таких детей в семью даже серьезные проблемы зачастую решаются благодаря нормальному уходу и воспитанию. Только незначительная часть болезней, записанных в медицинской карте у детей, действительно требуют серьезного и продолжительного лечения, или могут иметь серьезные последствия в будущем.

Многих родителей беспокоят не имеющиеся в наличии диагнозы, которые можно обсудить с врачом, и получить представление о том, чем такое заболевание грозит ребенку и родителям в будущем, а те заболевания, которые пока не проявились, но могут проявиться с возрастом. Именно этим объясняется то, что некоторые родители предпочитают брать детей не младенческого возраста, а постарше, предполагая, что у них проявилось уже большинство возможных заболеваний. Нужно отметить, что то или иное заболевание может появиться и у собственного ребенка. Застраховаться от этого практически невозможно, поэтому этот вопрос скорее связан с готовностью принять ребенка таким, какой он есть, со всеми его достоинствами и недостатками. Как только это происходит, как правило, родители перестают беспокоиться о возможных болезнях.

«У нас была целая куча диагнозов: и «последствия перинатального поражения ЦНС гипоксически-ишемического генеза», и гипертонус, и много чего еще. Приехали домой, на следующий день показала невропатологу. Она сказала, что ребенок ничем не хуже «домашних» детей и что сейчас такие диагнозы для перестраховки лепят почти всем детям».

Инстинкты — только для своих?

Отдельная группа страхов и мифов связана с беспокойством родителей по поводу собственного отношения к ребенку. Очень часто родители опасаются, что не смогут полюбить приемного ребенка так, как они полюбили бы (или любят, если есть свои дети) кровных детей. У многих матерей такая проблема связана с тем, что они считают, будто материнский инстинкт формируется во время беременности. На самом деле, как и в любом мифе, здесь перемешаны правда и вымысел. Конечно, беременность позволяет женщине привыкнуть к мысли о том, что она станет матерью, будет заботиться о ребенке, позволяет ей установить некую связь с еще не рожденным ребенком. С другой стороны, если бы беременность являлась стопроцентной гарантией пробуждения материнского инстинкта, разве было бы столько отказных детей? И в относительно благополучных условиях материнский инстинкт может проснуться гораздо позже, а не сразу после появления ребенка на свет, а может и совсем не проснуться.

Страх того, что отношение к приемному ребенку будет отличаться от отношения к кровному ребенку, который уже есть в семье или который может появиться, нельзя назвать необоснованным. Но давайте разберемся. И в семье, где несколько кровных детей, отношение к ним может быть разным. Да и если ребенок принят родителями, он уже не только кровный или приемный, но и старший или младший, сын или дочь, то есть у него не одна роль, а несколько, и отношение к нему определяется всеми этими ролями, а не какой-то одной. И вероятнее всего, значительно большее влияние окажет то, старший он или младший, а также пол ребенка, чем способ его появления в вашей семье.

«Мы — просто в очередной раз родители, и для меня лично этот раз мало чем отличался от двух предыдущих. Разве что эта моя «беременность» была самой короткой и самой тяжелой, а заботы о маленькой дочке оказались приятнее и легче, чем о старших детях. Моя девочка такая хорошенькая! И похожа на меня. И фактически мы забыли уже, что дочка пришла к нам другим путем».

Кто родной и кто чужой?

Еще один страх можно коротко назвать «Я не просил меня усыновлять». Очень многие родители, представляя подростковый возраст приемного ребенка, слышат именно эту фразу, брошенную им ребенком. Как в любом мифе, доля правды здесь есть, такое вполне может произойти. Подростки жестоки и могут сказать подобное, чтобы ранить родителя, когда считают, что к ним несправедливы, их обидели. Но и кровный ребенок вполне может сказать: «Я не просил меня рожать», и это тоже часто случается в жизни. Важно понимать, что такую реакцию подростков провоцируем именно мы, взрослые, такие фразы не появляются на ровном месте. Они служат ответом, своеобразной защитной реакцией на то, что говорим мы. Как правило, так бывает, когда родители любят говорить, скольким они пожертвовали для ребенка, что они сделали ради него, тем самым навешивая на него груз ответственности, который ребенку не под силу. И он защищается единственным доступным ему способом, пытается вернуть эту ответственность родителям. Чтобы избежать подобных ситуаций с детьми (не важно, с кровными или приемными) нужно строить с ними нормальные отношения, устанавливать контакт значительно раньше подросткового возраста.

Следующий большой блок мифов — это мифы о родственниках и знакомых, которые могут не принять факта усыновления, быть негативно настроенными к ребенку. Негативным, как правило, является отношение к усыновлению вообще, а не к конкретному ребенку, который чаще всего не вызывает у родственников отрицательных эмоций.

Еще одна сторона проблемы — это вопрос о том, как объяснить ребенку, что он приемный. Эта тема заслуживает не только отдельной статьи, но и книги, и мы, конечно же, будем говорить об этом на страницах газеты. Здесь же необходимо сказать: если родители готовы открыто говорить с ребенком о его появлении в семье, и отвечать на его вопросы, не откладывая это обсуждение до подросткового возраста, в подавляющем большинстве случаев проблем не возникает. Все реальные истории о том, что происходит с ребенком, когда он узнает, что был усыновлен, связаны с тем что, ребенок узнавал об этом в подростковом возрасте от чужого человека и не имел возможности обсудить эту тему с родителями.

Отдельная группа мифов — отношения с кровными родителями ребенка и связанные с этим проблемы. Приемных родителей волнует и то, что ребенок может начать искать своих биологических родителей, и то, что они, возможно, спохватятся и будут искать своего ребенка. Как показывает практика, биологические родители практически не ищут своих детей. Может ли ребенок начать искать своих биологических родителей? Да, такое случается достаточно часто, чаще всего это происходит в подростковом возрасте, когда для него крайне важно узнать о своем происхождении: кто он и откуда родом. Как ни странно, такое знание всегда лучше, благополучнее для будущей жизни ребенка, чем незнание, несмотря на кажущиеся сложности. Если за предшествующие годы приемные родители смогли построить с ребенком доверительные отношения, способны адекватно реагировать на обращенные к ним вопросы, всегда готовы выступить на его стороне, то такие поиски и даже встреча ребенка с биологическими родителями не только не ухудшат его отношения с приемными родителями, но и укрепят их. Конечно, вам решать, помогать ли ребенку в этих происках.

В одной статье невозможно перечислить все те страхи, которые могут возникнуть у родителей в процессе принятия решения об усыновлении. Но хочется надеяться, что даже такое краткое описание позволит тем, кто серьезно задумывается о том, чтобы взять в семью ребенка из детского дома, понять, что они неодиноки. Подобные мысли приходили в голову многим, и опыт уже состоявшихся родителей показывает: приемный ребенок — это не так уж страшно. Это просто ребенок!