Актеры «Сладкой жизни»: в кино и в реальности

Анастасия Меськова (Юля)

Балерина Анастасия Меськова запомнилась зрителям ролью страстно мечтающей о материнстве девушки Юли в сериале «Сладкая жизнь».

В обычной жизни у 29-летней Анастасии все обстоит несколько иначе, чем в сериале: она снимает квартиру и ездит в метро, а не на «Порше», кроме того она невероятно много работает, а также успевает воспитывать сына Васю, который ходит у начальную школу. Первый брак девушки не сложился, так что сына она воспитывает одна.

Анастасия, у вас есть сходство с вашей героиней Юлей?
Анастасия Меськова (Anastasiya Meskova)

Я на Юлю не похожа, но Юля похожа на меня. Потому что я постаралась наделить ее какими-то качествами, которые я подглядела у себя, и они ей подошли. И хоть я сначала ее критиковала, потому что мне было непонятно, как можно так себя вести и как можно быть такой эгоисткой. Я стала замечать, что меня в ней бесит то, что есть у меня. Я, например, тоже человек очень эмоциональный и порывистый, но, правда, стараюсь и, могу похвастаться, делаю успехи в обдумывании решений. Увидела эту сторону в себе и подумала: о ужас. Это, наверное, то, чему она меня научила.

Вы, как известно, не только актриса, но и балерина Большого театра.
Анастасия Меськова (Anastasiya Meskova)

Я танцевала с раннего детства. У нас постоянно звучала дома классическая музыка. И лучшим способом выплеснуть мою энергию, а я была неугомонным ребенком, было дать мне возможность танцевать. Поэтому передо мной даже никогда не стояло вопроса, кем быть, когда я вырасту. И это удивительное счастье, что это моя работа. Это то, что мне нравится больше всего на свете, а мне за это еще и платят. На данный момент я являюсь первой солисткой Большого театра, участвую почти во всех спектаклях, новых постановках, танцую ведущие партии и имею довольно высокий статус в балетном мире. Кино тоже появилось довольно рано в моей жизни, почти одновременно с балетом.

Вы больше любите балет или кино?
Анастасия Меськова (Anastasiya Meskova)

Я не разделяю кино и балет, для меня это все артистическая деятельность. Но среди тех, кто следит за моим творчеством, есть некое разделение — некоторые знают меня как балерину Анастасию Меськову, а некоторые – как актрису.

У вас подрастает сын, расскажите о нем.
Анастасия Меськова (Anastasiya Meskova)

Я стараюсь быть своему ребенку другом, но иногда приходится и наказывать. Мы очень стараемся быть строгими, но на самом деле мы не очень строгие. Но дети по неопытности иногда и по глупости краев не видят, и это бывает ужасно. Сейчас у него сложный довольно, но интересный период, он активно растет и развивается. Василий иногда в шутку пытается действовать мне на нервы и говорит, что пойдет в балет. А ему говорю, что никогда в жизни! Я думаю, что он найдет себя обязательно в чем-то другом и ему будет хорошо, потому что какого-то особого таланта к балету у него все-таки нет. Он очень активный, любит танцевать под музыку, очень энергичный, с шилом в одном месте. Сын своей матери однозначно.

Ваша жизнь изменилась после выхода на экраны сериала «Сладкая жизнь»?
Анастасия Меськова (Anastasiya Meskova)

Были стоящие предложения, но в связи с кризисом они замерли. А так да, предложения поступают, и хотелось бы даже, чтобы их было больше. Но у меня есть моя основная работа — Большой театр, я постоянно занята в репертуаре, мне есть чем заняться. Какая-то популярность, конечно, появилась. Но она такая, больше «О! Так это же вы! Я вас помню». Конечно, очень много переноса на меня как на мою героиню. Юля похожа на меня, но я не похожа на Юлю. Я знаю, какие качества ей подошли. Я знаю, что мою холодность очень легко перевести в высокомерие. Это то, что у меня у самой есть в жизни. Помню, когда я читала сценарий впервые, я думала: «А-а-а! Почему она такая?! Ну как так можно!» Но я не смогла бы ее играть не полюбив, не приняв на себя. Я ее наделила какими-то человеческими качествами. Но я, конечно, не она совсем. Я как-то была в гостях, и мальчик мне рассказывал, что все бабы – дуры, и ты, конечно, молодец. Я ему говорю: «Это не я». И он такой: «Не, я понимаю, но вот ты в третьей серии…» Я говорю: «Это не я, это текст».