Алексей Ягудин: «Сына? Я хочу еще дочек!»

В 18 лет он завоевал первую серьезную награду, победив на чемпионате мира. В 21 год стал олимпийским чемпионом. 18 марта фигуристу исполняется 35 лет, и главным достижением своей жизни он считает жену и дочь.

Алексей, вы в 20 лет и в 35 – один и тот же человек? Ваши жизненные принципы изменились?
Алексей Ягудин (Alexey Yagudin)

Скажу так: в 20 лет я узнал бы себя. Но двадцатилетнее создание, конечно, серьезно отличается от тридцатипятилетнего. У меня перелом случился, когда мне исполнилось тридцать лет. До этого как было? Пятнадцать, шестнадцать, восемнадцать – несерьезно, хи-хи, ха-ха. Потом двадцать, двадцать восемь, двадцать девять – тоже как-то не воспринимаются, и вот потом – тридцать. Эта цифра – тройка в начале – смущала меня. Помню тот день рождения, мы были на гастролях. Вышел на улицу в антракте, стою, подошел Авербух. Я его спрашиваю: «Илюха, а у тебя такое же состояние было? Какая-то апатия, неопределенность, непонимание вообще, что и как дальше, и какая-то неимоверная грусть?» И он говорит: «Лех, нормально. Потом с тобой лет в тридцать пять такое снова случится». Понятно, что мы в двадцать один год уже становились олимпийскими чемпионами, и жизнь менялась уже тогда, и всплывали другие ценности. Но все равно был какой-то коэффициент безбашенности. Были серьезные мысли, но они нивелировались по отношению к тому, что происходило вокруг. Исполнилось тридцать, тридцать один, тридцать два, тридцать три… Несколько дней назад с другом сидели, он говорит: «Лех, тебе тридцать пять лет уже». И опять мне стало грустно... Вроде бы все то же самое, практически ничего не изменилось за исключением появления абсолютно других ценностей. Но эти жизненные промежутки не сравнить. Ты переосмысливаешь свою жизнь, тем более, когда у тебя есть ребенок, любимая жена (Татьяна Тотьмянина. – Прим. Woman's Day).

Можете ли вы назвать три самых важных достижения Алексея Ягудина за тот период, который мы называем сознательным возрастом? Три ваших поступка не как фигуриста, не как спортсмена, а мужчины?
Алексей Ягудин (Alexey Yagudin)

Думаю, тут все три будут под названием «семья». Это ценность номер один. Поэтому с двадцатилетнего возраста и до тридцати пяти самые важные мои достижения – это дочка и жена. Золотая олимпийская медаль для спортсмена – это как «Оскар» для актера. Но это просто ничто по сравнению с тем, когда ты можешь общаться, воспитывать, наслаждаться жизнью 5-летней дочки и быть рядом с любимым человеком.

Вас сильно изменило рождение Лизы?
Алексей Ягудин (Alexey Yagudin)

Да нет, не сильно. Понятно, что принципиальный перелом в сознании произошел, но, с другой стороны, я такой же, как и был. Разве что… стал спокойнее. Например, я обожаю очень быструю езду, но, если в машине дочка, езжу медленно и аккуратно. Тане говорю: «Представляешь, не могу поверить: я специально снижаю скорость!» Но это, честно говоря, пришло не сразу – года два-три пытался осознать, что это вообще такое – ребенок. Наверное, с мужиками так всегда случается. Если женщина с первых секунд – мама, то с отцами все по-другому.

Какой марки у вас машина?
Алексей Ягудин (Alexey Yagudin)

Ferrari. Для меня это воплощенная мечта детства.