Эксклюзив

Анита Цой: «Дважды уходила от мужа, но сын спас семью»

Муж – добытчик

Очередным серьезным поводом для размолвок стала моя работа. Мне хотелось найти себя, самореализоваться. А мужа это совершенно не устраивало. Он считал, что жена должна быть тылом, а не вторым фронтом. И я тайком от Сергея начала трудовую деятельность. Торговала на рынке одеждой, привезенной из Кореи. Зарабатывала деньги на запись диска, в душе мечтая стать артисткой. Муж узнал об этом. Начался новый негативный виток отношений. Но со временем Сергей смирился с тем, что я работаю. Более того, сейчас он меня поддерживает во всех начинаниях. Когда мне грозил вылет из проекта «Один в один», попросила Петровича проголосовать. И муж два дня отправлял эсэмэски в мою поддержку, еще и коллег попросил. Я осталась в шоу. Когда увидела, сколько сообщений он отправил, потратив, наверное, половину зарплаты, поняла, что все недовольства по поводу моей работы прошли. Петрович видит, что я все успеваю: хорошая хозяйка, забочусь о доме, сыне, мамах. Супруг полностью освобожден от домашних хлопот. Готовить не умеет, разве что яичницу может пожарить. Он – добытчик. И я считаю, что это нормально. Да простят меня мужчины, им не дано делать несколько дел одновременно в отличие от женщин. Они заточены на один большой результат, цель. И я бы не хотела, чтобы супруг выбрасывал мусор или мыл посуду. Главное – чтобы он меня оберегал, любил и носил на руках, принимал самые важные решения для нашей семьи. Все остальное сделаю сама.

Раньше каждая разборка с мужем заканчивалась соглашением. Мы садились за стол переговоров и по пунктам расписывали, кого и что не устраивает. Выделяли маркером наиболее важные моменты и старались их исправить. Таким образом решили вопрос ревности, который нас так долго мучил. Мы же себе сразу все в красках рисуем, видим, какая она, эта воображаемая соперница. В каком платье, на каких каблуках, с какой помадой. Фантазия безгранична. Был период, когда постоянно лазила по карманам Петровича, читала сообщения на его пейджере, ища подтверждения подозрениям, как оказалось, беспочвенным. Мужу ничего не оставалось, как внести пункт о неприкосновенности почты в очередное соглашение. И я поняла, что слишком много нервничаю по этому поводу, пообещав оставить его сообщения в покое. Хотя супруг тоже меня долгое время ревновал. Особенно когда стала летать на гастроли в окружении мужчин-администраторов, музыкантов и танцоров. И пришла моя очередь убеждать его в необоснованности упреков. Сергей говорит, что все эти соглашения он бережно хранит, я – нет. Но усвоила их отлично.