Эксклюзив

Макарская: «Антон до сих пор проверяет мой телефон»

У Вики хватило мудрости пережить мои уходы

– Часто пары ломаются на финансовом вопросе, а в актерских семьях мешает еще и профессиональная ревность. В вашем случае сначала карьера успешно развивалась у Виктории, Антон был начинающим актером. Порождало ли это конфликты?
Антон Макарский

— Да уж, проблем и комплексов в то время было хоть отбавляй! Я уходил от Вики три раза. Больная тема: не мог материально обеспечить любимую женщину даже самым необходимым. Слава Богу, у Вики хватило мудрости все мои уходы пережить.

Виктория Макарская (Viktoriya Мakarskaya)

— Эти проблемы закончились, как только я потеряла голос и перестала петь. Антон в это же время спел арию Belle из мюзикла «Нотр-Дам де Пари» и стал достаточно зарабатывать, а я – помогать ему вести дела. Кстати, по всем документам до сих пор числюсь домохозяйкой и просто женой своего мужа. Несмотря на то что вернулась на сцену. Даже за мои сольные концерты деньги приходят на счет Антона.

Антон Макарский

— Правда, я абсолютно не в курсе, что с этим счетом происходит, и знать об этом не хочу. Нет, ответственности с себя, как с главы семьи, не снимаю. И всегда право решающего слова остается за мной. Просто не умею решать денежно-бытовые вопросы, у моей жены это лучше получается. Она в школе была отличницей, а я двоечником и с точными науками и цифрами никогда не дружил.

Виктория Макарская (Viktoriya Мakarskaya)

— Антон любит шутить: «Птицам деньги не нужны!» Мой любимый муж давно решил все финансовые и бытовые проблемы одним поступком: пошел к нотариусу и попросил: «Пожалуйста, дайте жене генеральную доверенность абсолютно на все. На недвижимость, на деньги, чтобы она все могла делать без меня. Даже если захочет отправить в космос без моего ведома, впишите». И когда мы, вернее, я покупала квартиру, адвокат, прочитав доверенность, с нескрываемым подозрением поглядев в глаза, попросила набрать мужа. Она терпеливо и долго спрашивала Антона, понимает ли он, какой документ выдал, видел ли сам квартиру и разрешает ли мне делать без него такие покупки. Он бодро ответил, что квартиру не видел, но полностью доверяет моему вкусу. Адвокат не унималась: «Да, но вы понимаете, что с этим документом жена может оставить вас вообще без денег и недвижимости? Я такое доверие впервые в своей адвокатской практике вижу!» На что Антон ответил: «Прекрасно! Если жена так со мной поступит, с радостью уйду в монастырь». Честно говоря, все, что у нас есть, с радостью записываю на имя Антона. Я тоже всецело доверяю любимому мужу.

– Вы прошли огонь, воду и медные трубы. А какое самое серьезное испытание было в ваших отношениях?
Антон Макарский

— А у нас испытания каждый день. Никогда не знаешь, из какого безобидного и ничтожного повода может получиться настоящий конфликт.

Виктория Макарская (Viktoriya Мakarskaya)

— Я вот до сих пор не могу отучить Антона от общежитской привычки не снимать обувь, приходя домой. Просто реагирую теперь спокойнее. Купила кучу влажных салфеток для пола и хожу за ним, подтираю следы. Уже просто с тихим и незлобным бурчанием, а в последнее время иногда и молча, даже с улыбкой!

Антон Макарский

— Это все мелочи. Главное – то, что мы медленно, но верно учимся снисходительно относиться к слабостям и недостаткам друг друга, а их у нас, как и у каждого живого человека, уж поверьте, хватает. Спасает то, что после бурного выяснения отношений, где, как правило, оба не правы, можем, переступив через гордыню, уже через 30 секунд подойти и обняться, тем самым испросив друг у друга прощения, даже оставаясь каждый при своем мнении.

Виктория Макарская (Viktoriya Мakarskaya)

— Счастливая супружеская жизнь обречена на испытания. Многое происходило в нашей семье за 16 лет. Было почти все. Сто раз могли бы уже развестись, и все сказали бы: «Ну и правильно! Все причины для развода налицо!» Но в каждой из этих ситуаций я понимала, что мы совершим что-то страшное, если расстанемся. Когда в гневе представляла, что уйду от мужа, ощущение непоправимой ошибки ощущала так реально, что страх и ужас от расставания с любовью, как бронированная стена, всегда меня удерживал. Слава Богу, с каждым годом люблю мужа еще сильнее, чем раньше. Не верю в байки про «прошла любовь». Страсть может пройти. А настоящая любовь, по моему опыту, не знает границ глубины. Когда слышу от женщин вопросы типа «Где же твоя гордость?», всегда искренне сожалею о том, что в современном обществе это слово почему-то имеет позитивное значение. А ведь это первый смертный грех! Там, где есть гордыня, любви нет.