Почему родителям так тревожно

Они очень хотят «воспитывать правильно», стремятся «делать все как надо», «ничего не упустить»… и живут с чувством вины, потому что так не получается. Как быть родителем, не теряя веры в себя?

Легко ли воплотить все родительские мечты?
Легко ли воплотить все родительские мечты?

«Вчера промучилась полдня, пытаясь понять, правильно ли поговорила со своей десятилетней дочерью! – признается 38-летняя Марина. – Не то чтобы у нее были особые проблемы, но всякий раз, принимая какое-то решение, я сомневаюсь: а так ли надо сделать? А верные ли я нашла слова? Честное слово, порой я завидую своим папе с мамой, которые растили меня, не терзаясь подобными вопросами».

Похожих на Марину родителей среди нас сегодня немало. Прилагая усилия к тому, чтобы справиться со своей ролью как можно лучше, постоянно испытывая чувство вины, они порой теряются в разноречивых мнениях и советах о воспитании детей, становятся психологами-любителями или стремятся решить любой вопрос с помощью специалистов. Как сохранить авторитет, не подавляя ребенка? Уважать его личность, не подталкивая ко вседозволенности? Быть и близким другом, и авторитетным, сильным взрослым? Сегодня ответы на эти вопросы нужны родителям больше, чем когда бы то ни было.

Бремя надежд

Не каждый может рассчитывать на стабильную работу или крепкий брак, поэтому так часто дети становятся для родителей олицетворением их надежд и смыслом жизни. «К тому же в нашем обществе стойко бытует мнение, что «дети важнее родителей», а значит, «ради них мы должны жертвовать всем», – говорит психотерапевт Екатерина Жорняк. – Такая (некорректная) установка буквально вынуждает отцов и матерей рассматривать ребенка чуть ли не как единственное оправдание их существования». Она же возлагает непосильную задачу на самого ребенка – всегда воплощать идеал. «С момента развода дети – мой главный приоритет, – признается Арина, мать трехлетней дочери и восьмилетнего сына. – У меня все под контролем: их развлечения, кружки, школьная и домашняя жизнь. Конечно, мне трудно, но как иначе? Я хочу, чтобы они были счастливы».

Сотворить совершенство (вы-растить идеального ребенка) под силу лишь всемогущему. Но, как объясняет психоанализ, ощущение всемогущества некогда и наполняло счастьем каждого из нас (в младенческие годы). Теперь мы вновь можем пережить это чувство благодаря «ребенку-объекту», который способен доказать нашу родительскую компетентность, радуя наше эго своими успехами.

Чувствуя, что «воспитательной мощи» недостает, родители ищут ответы в литературе, в интернете, на приеме у психологов и врачей. Неуверенность в себе мешает доверять своей интуиции.

«У моего сына всегда был чуть хрипловатый голос, – рассказывает Ольга, мать 12-летнего Саши. – Меня это не беспокоило до тех пор, пока кто-то не сказал, что у сына могут быть проблемы со связками. Мы записались к отоларингологу, потом к логопеду. В результате врачи установили… что таков его природный тембр! Его можно было бы исправить, но сын отказался: «С какой стати? Я всегда так говорил». Вот, как говорится, глас рассудка, который я потеряла!»

В нестабильные времена человек может сделать ребенка смыслом своей жизни.

Поколение «пси»

«У многих родителей создается впечатление, что консультация специалиста способна разом снять все вопросы, – говорит Екатерина Жорняк. – На самом деле задача психолога не в том, чтобы выдать чудодейственный рецепт или научить жить правильно. В большинстве случаев он информирует родителей о механизмах и способах общения с детьми и помогает им найти собственный подход к ребенку». Иными словами, не стоит идти к психологу, чтобы решить, чем лучше заняться младшему – дзюдо или карате.

Другой принцип, о котором мы склонны забывать: воспитание – это все же дело родителей. Евгения, мать трех девочек 5, 8 и 12 лет, говорит, что во время первой беременности прочла «все, что можно», потому что не хотела повторять ошибки собственной матери. Но когда ее первая дочь по закону «кризиса трех лет» на любую просьбу начала твердить «нет», Евгения запаниковала.

«Я пыталась делать так, как советовали в книгах, но это было неестественно для меня. Только посетив центр ранней социализации «Зеленая дверца», поговорив с родителями и понаблюдав за другими детьми, я поняла, что нужно учиться соединять знания с собственными наблюдениями и ощущениями».

«Мы видим, как тревожны родители, которые приходят к нам в первый раз, – говорит психолог Ольга Варпаховская, руководитель проекта «Зеленая дверца». – Их беспокоит, насколько они хороши, как их оценивают окружающие, далеки ли они и их дети от идеала… И мы стараемся помочь им понять, что для ребенка нет ничего лучше его собственных родителей. И что самое плохое для него – их неуверенность и тревога. Мы хотим, чтобы каждый убедился, что дети (и люди вообще) разные, что общие правила нередко не работают, что у родителей не может быть задачи воспитать идеального ребенка для идеальной же жизни – его нужно готовить к реальности с ее сложностями, шишками и царапинами. И мы видим, что работаем не напрасно: благодаря постоянно происходящему здесь обмену словами, опытом, мнениями дети и родители учатся принимать себя и других такими, какие они есть, радуются тому, что происходит, и во всех смыслах становятся взрослее».

Не стоит идти на прием к психологу, только чтобы узнать, чем лучше заняться ребенку — дзюдо или карате.

Принять свой авторитет

Нередко сомнения охватывают родителей и тогда, когда им приходится проявлять твердость, авторитет. Ограничивая ребенка, они переживают, что тем самым ущемляют его интересы, и это порождает в них чувство вины. Кроме того, они неосознанно (и необоснованно) опасаются лишиться любви ребенка. «Тем не менее авторитет – один из ключевых моментов воспитания, – поясняет возрастной психолог Татьяна Бедник. – Устанавливая границы, вводя разумные правила и ограничения, мы учим ребенка укрощать свои импульсы – по сути, помогая ему стать человеком». «Моя девятилетняя дочь устраивала жуткие сцены всякий раз, когда я что-то ей запрещала, – вспоминает Наталья. – Но однажды терпение лопнуло, и ей не удалось разжалобить меня. Это был настоящий поворот в наших отношениях! Я стала увереннее в себе и гораздо меньше переживаю, когда приходится проявить твердость».

«Ощущение ответственности за ребенка уменьшает чувство вины, – утверждает психоаналитик Катрин Матлен (Catherine Mathelin). – Ведь в этом случае мы берем на себя последствия своих поступков. Осознавать свое положение взрослого и принимать ответственные решения, не прибегая к ребенку как к арбитру, – вот здоровая основа для родительского авторитета».

«Любить детей без фанатизма!»

К этому призывает современных родителей психоаналитик Катрин Матлен, автор многих книг, одна из последних «Психопедагогика раннего возраста» («Psychopedagogie du jeune enfant», Broche, 2004).

«Любовь – это далеко не все, что мы можем дать своим детям. Более того, с этим чувством нужно быть предельно осторожными: им можно задавить, поработить, оскорбить и даже убить. Преступление на почве безумной любви – единственное, которое заслуживает индульгенции судей. «Я так его любила, что не смогла пережить, когда он стал отдаляться». Но любить не означает владеть или подавлять. Это означает быть готовым обходиться без ребенка, однажды отпустить его – и с библейских еще времен известно, как это непросто. Любить детей для того, чтобы они принадлежали лишь нам, не допуская мысли, что кто-то другой помимо нас может сделать их счастливыми, – такое хорошим не кончается. Если в родительских чувствах нет бескорыстия, они не позволят ребенку расти с чувством собственного достоинства и самоуважения.

В словах «Я так тебя люблю» не должно быть иного смысла: «Ты мне всем обязан». Взрослеющим детям нужны другие слова: «Я так тебя люблю, что могу отпустить тебя, я люблю тебя ради тебя самого». Так будем же остерегаться чувства, которое приносит наслаж-дение лишь нам самим и превращает наших детей в идолов – пусть и для преклонения».

Миссия выполнима

«Мы первопроходцы, – считают Даниил и Алена, родители подростков 15 и 18 лет, – ведь прежде детей воспитывали по шаблону, а у нас есть выбор. Пользуясь специальной информацией, можно избежать многих промахов. Главное – не следовать ей буквально, как трамвай по рельсам». Такая гибкая позиция, похоже, становится все более популярной. Большинство родителей (46%) считают, что выполняют свою воспитательную функцию «скорее хорошо». А на вопрос: «Что вам в этом помогает?» – 32% ответили: «Дополнительная информация». 26% признались, что справляются со всеми вопросами самостоятельно, и лишь 5% заявили, что полагаются исключительно на собственную интуицию**.

Значит ли все это, что миссия быть (хорошим) родителем – выполнима? Ответ будет утвердительным, но с условиями:

  • не считать себя всемогущим;
  • не стремиться к совершенству и не пытаться воспитать идеального ребенка;
  • понять, что ограничения формируют личность;
  • устанавливать разумные запреты без чувства вины
  • и привести наконец в согласие собственные знания, ценности и ощущения.

** Опрос проведен на сайте www.psychologies.ru в июне 2008 года.