Эксклюзив

Азиза: «Любимый зовет замуж. А я все никак не соберусь»

И певица, и учительница, и швея

– Да, у вас их было немало. На пике популярности, в 90-х, казалось, вы покинули сцену.
Азиза

– Да, какое-то время меня мало показывали по телевизору, многие даже думали, что я уехала из России. Но это не так. Да, я ездила в Америку ненадолго. Работала вместе с Михаилом Шифутинским в его ресторане. Выступала в клубах, на свадьбах, личную жизнь пыталась устроить. Но в скором времени вернулась к маме в Россию.

– И чем здесь зарабатывали?
Азиза

– Тогда расцвел так называемый шоу-бизнес, одной пробиваться нереально, нужна команда с директором, продюсером. Мне же в этом плане не везло. Но я никогда не сидела без работы. Если не было концертов, брала учеников на дом, потому что по образованию педагог по фортепиано. В 93–94-м годах каждый сезон работала в пионерских лагерях музыкальным руководителем при художественном клубе. Знаете, как в фильме: дети хором поют «Крылатые качели», а я за пианино сижу. На эту зарплату, кстати, нормально существовала. А бывали моменты, когда совсем не пела. Связано это с неудавшейся беременностью. После этого уходила в такие эмоциональные паузы… Выступать было невозможно, не хотела ни с кем общаться, сидела дома и вышивала сумочки, скатерти бисером, стеклярусом, шелком. Потом продавала их. Сейчас бы они считались произведениями искусства, ведь это ручная работа! Да еще и с автографом «Азиза».

– Да вы, оказывается, на все руки мастер!
Азиза

– Бабушка этому научила. Я вообще рано стала зарабатывать. В 15 лет пришла в «Узбекконцерт», но не потому что так сильно хотела петь, у меня умер отец, надо было помогать маме. А я неплохо пела, еще и на фортепиано играла. Вот и взяли в вокально-инструментальный ансамбль «Садо», нарушив все правила, ведь я даже паспорт еще не получила. Очень им нужна была. И вот в прошлом году исполнилось 35 лет, как занимаюсь творчеством. Да, я не мельтешила на экране все это время, но в моей любимой «Песне года» с 1993 по 2000 год участвовала постоянно. И вообще считаю, что всякий раз, когда меня показывали, оставалась в памяти зрителей надолго.