Большая разница: неравные браки звезд

Алексей Маклаков и Анна Романова

Он – актер, она – его директор. Разница в возрасте 23 года, вместе восемь лет.

Алексей: С Аней у нас случился служебный роман. Она вела озвучивание сериала «Солдаты», а я на это озвучивание приезжал. Аня, как профессионал, делала мое пребывание на студии максимально комфортным. Чаек подливала. Мне казалось, вся киногруппа меня побаивалась, и Аня в том числе… Но, как ни странно, вот эта ее «побаиваемость» меня в Ане и зацепила.

Анна: После первой встречи с Алексеем подумала: «Как повезло его жене». Уже позже узнала, что он холост. Алексей не просто талантливый, он гениальнейший человек. И невероятно приятный в общении.

Алексей: Разница в возрасте? Знаете как говорят про хорошего артиста? Он органичен, как собака! Так же и наше чувство, оно документально честное и сглаживает все нюансы. Мы быстро съехались, быстро сделали ребенка, быстро поженились. Свадьба длилась три минуты в перерыве между съемками. Надеюсь, позже устроим торжество для себя.

Анна: С родителями я познакомила Лешу где-то через год. Но до этого они знали его заочно – по моим рассказам. Отнеслись к нему хорошо. А на разницу в возрасте сейчас, мне кажется, уже никто внимания не обращает. В какие-то моменты я себя чувствую более зрелым человеком, чем он.

Алексей: Когда женщина становится главным человеком в твоей жизни, ты меньше всего думаешь о себе, а больше о ней и о детях. Помню, как купил Ане первый автомобиль. Она сопротивлялась, говорила, что за руль не сядет. А я понимал: передвигаться с детьми по Москве можно только на машине. А Аня, когда впервые села за руль, попала в жуткий ливень! Для нее это, конечно, было испытание, но она его выдержала блистательно.

Анна: С появлением дочек, Ирочки и Сони (старшей – 5 лет, младшей – 1 год 7 месяцев. – Прим. «Антенны») я открыла еще одно замечательное качество Леши. Он – прекрасный семьянин. Ира и Соня забираются на него на диване, карабкаются по нему. Если я ухожу в магазин, они втроем веселятся.

Алексей: Мне сложно уловить в любви к дочерям меру. Хочется делать для них все, что в моих силах. Хорошо, Аня четко отрезвляет их ненужные просьбы. Она против нянь, и я в этом ее поддерживаю. Сейчас ждем, когда Соня пойдет в садик, чтобы Аня смогла учиться на продюсерском факультете ВГИКа… Мы с Аней восемь лет, а она для меня – загадка. Открывается все с новой и новой стороны. И с каждым годом она все тоньше понимает меня. Впрочем. сейчас уже вообще нет: «меня», «ее», есть «мы» и дочки.