Большая семья

Они привыкли, что их или жалеют, или на них косо смотрят. У этой пары семеро детей, шесть из которых родились дома, без медицинской помощи...

В начале 90-х Юрий Глушенков много зарабатывал. И доходы их с Мариной семьи позволяли снимать трехкомнатную квартиру в Москве на Таганке с видом на Красную площадь. Сейчас у них четырехкомнатная – на окраине Калуги с видом на овраг, а заработки очень скромные. Но Марина и Юра признаются, что ни за что не вернулись бы к прошлой жизни, несмотря на то, что порой еле сводят концы с концами. Сейчас у них большая семья – семеро детей! И только теперь они понимают, что такое – настоящее счастье!

Глушенковы (слева направо): Миша, Аркадий, Марина, Валя, Эсфирь, Юрий, Яна, Борис и Глеб.
Глушенковы (слева направо): Миша, Аркадий, Марина, Валя, Эсфирь, Юрий, Яна, Борис и Глеб.

Первенец

Рожать в выходной, тем более в праздник – в России сродни подвигу. Рождество 1993 года стало для семьи Глушенковых незабываемым. Весь срок Марина наблюдалась в респектабельном медицинском центре столицы. После Рождества будущие родители должны были заключить с больницей контракт, чтобы в день родов Марине помогли мэтры акушерства. Но сын Аркаша спутал планы, решив появиться на свет раньше положенного срока.

Мы приехали в роддом, а нам говорят, контракта нет – идите куда хотите. И мы рванули в роддом по месту жительства.

– Все события я воспринимала, как через пленку, – вспоминает Марина, – вокруг что-то происходит, а от меня ничего не зависит. Мы приехали в роддом, а нам говорят, контракта нет – идите куда хотите. На споры времени не было, и Глушенковы рванули в роддом по месту жительства – но он был закрыт на санитарную обработку.

В еще одной больнице их принял подвыпивший врач, уже начавший отмечать Рождество. В следующем роддоме Юра решил «подружиться» с врачом. «Даю ему денег – он берет и, успокаивая, выдает коронную фразу: «Да не переживай! Вон у меня сколько этих коровушек мычит», – вспоминает Юрий. – После такой фразы оставлять супругу на этого «весельчака» желания не было».

В итоге вызвали дежурного врача этой больницы, и через три часа Аркаша появился на свет. Недоношенного малыша у мамы забрали, ничего не объясняя. Марина прорыдала всю ночь. Она не сразу узнала, что сынишку отправили в больницу для недоношенных детей. Родители боялись, что малышу нанесут только вред капельницами и антибиотиками, ведь его можно было выходить без медикаментов. Через день Юра отвез Марину домой, а сам нашел белый халат, шапочку и отправился в больницу забирать сына. Там его напугали: у мальчика пневмония, желтуха, держится температура, и взять обратно в больницу малыша не смогут, даже если он будет умирать – нет мест. Отдать ребенка отцу согласились только при условии, что родители подпишут отказ от всяких претензий к врачам. Так и сделали.

Там его напугали: у мальчика пневмония, желтуха, держится температура, и взять обратно в больницу малыша не смогут, даже если он будет умирать – нет мест.

Дома Марина и Юра постарались восстановить малышу терморегуляцию. Аркаша поспал ночь, утром родители набрали ванночку ледяной воды и три раза окунули его с головой. Затем пригласили врача неонатолога (специалист по новорожденным), который за двадцать долларов за визит помог им выходить ребенка. Через четыре месяца Аркаша в первый раз улыбнулся родителям.

– Те роды меня сильно подкосили, – вспоминает Марина, – понимаете, до этого в моей жизни все было идеально, я так долго готовилась к рождению Аркадия, а тут вдруг все происходит, как в кошмаре...