Интервью

Борис и Анна Грачевские: история любви

Пространство для фена

Б.: Мы познакомились около пяти лет назад на предпремьерном показе фильма «Стиляги». Я пришел в качестве гостя, а Аня была в составе коллектива, который танцевал на вечере буги-вуги, твист и прочие ретротанцы. Она так зажигательно выплясывала, так ярко у нее горели глаза, что я не мог не обратить на нее внимания.

А: Я, конечно же, заметила, что стоит мужчина и не сводит с меня глаз. Но я не знала, кто это, хотя лицо и показалось мне знакомым. Борис пригласил меня на танец. А потом мы обменялись телефонами, и тогда я наконец узнала его имя.

Б.: А я в тот момент готовился к съемкам своей первой и пока единственной полнометражной картины «Крыша». И когда узнал, что Аня по образованию режиссер, предложил ей поработать в настоящем кино. Она пришла на картину ассистентом режиссера. Но вот романа в тот момент между нами не было, как вы можете подумать. На съемочной площадке не до любви: у меня там слишком высокая ответственность и перед собой, и перед группой.

А.: Я понимала, что он начальник, я подчиненная. Никаких поблажек он мне не делал, нежных взглядов не бросал. Боря приходил на площадку, как электрический скат, и должен был зарядить всю съемочную группу, как дирижер в оркестре. Но когда картина закончилась и мы с Борей разъехались (я – к родителям в Харьков, он – куда-то отдыхать), вот тогда-то и началось сближение. Мы постоянно переписывались, созванивались. Помню, как мне было приятно, когда Боря написал, что ему очень меня не хватает. Мы вернулись из отпусков и решили: зачем друг друга мучить, если можно жить вместе и наслаждаться счастьем?Я старалась входить в его жизнь плавно, не мешая и ничего не разрушая. Все косметические баночки в ванной очень медленно, постепенно появлялись, так же как и фен, плойка и прочие женские штучки. Борю поначалу все это очень раздражало, ему казалось, что не остается пространства для его вещей.