Что меня волновало в день свадьбы?

«Только один человек знал, что на самом деле происходило в моей душе»

Алена, 28 августа 2002 года.

Толя просто предложил: давай распишемся, чтобы твои родственники угомонились.
Толя просто предложил: давай распишемся, чтобы твои родственники угомонились.

«Не хочу вспоминать это время, но так сложилось, что мне отчаянно нужны были деньги, так как я запуталась и задолжала большую сумму. Подруга предложила познакомить меня с бездетной парой, которая искала суррогатную мать для своего ребенка. После ряда проверок и обследований они выбрали меня, и я стала «инкубатором». Когда пошел третий месяц беременности, приехал мой отец и устроил дикий скандал: он кричал, что я позорю семью. Про долг и про то, что ребенок не мой, я никак не могла ему рассказать, он бы меня просто убил. Я рыдала и не знала, что мне делать. И вот тогда мой друг Толя просто предложил: давай распишемся, чтобы твои родственники угомонились. Я зарыдала еще сильнее и рассказала ему про все. Он не смутился и сказал: что-нибудь придумаем...

Толя очень жалел меня. Свадьбу родители мои устроили такую, чтобы заткнуть рот всем родственникам: с кортежем, банкетом, салютом, голубями, номером для молодоженов в роскошной гостинице... Гости ликовали, заставляли нас с Толей целоваться, дарили подарки, произносили пафосные тосты, плясали и в конце концов подрались с тамадой.

Родители были довольны, а мы с Толей улыбались, как механические клоуны. И я была ему так благодарна за то, что он единственный среди всех этих людей, кто знает, что на самом деле творится в моей душе, и ему это не все равно. Ребенок родился в срок... Мне жаль было расстаться с ним. Даже не хочу рассказывать, что пришлось наврать моим родителям. Мы уехали в другой город. Я очень переживала. И Толя все это время был рядом, он был мне и мужем, и братом, и другом... И мы до сих пор вместе, хотя поженились вовсе не потому, что оба этого хотели».