Эксклюзив

Денис Матросов: «Мы с Куликовой разные люди»

Дружить семьями не будем

Ваня про наш развод не знает ничего, тут я взял пример со своей мамы. Она рассказывала, что в их доме тема взаимоотношений между родителями была закрыта для детей, никогда в жизни они с братом даже не подозревали, что у папы с мамой что-то не так. И дай бог, чтобы у нас получилось так же. А как мы дальше с Машей будем строить свои личные жизни по отдельности, время покажет.

В моей жизни была трагедия, когда у меня насильно отобрали детей (у Матросова до встречи с Марией Куликовой в гражданском браке родились близнецы, и их мама запретила актеру с ними встречаться. – Прим. «Антенны»), и я верю, что подобная история больше никогда не повториться. Даже если у каждого из нас и появятся новые вторые половины.

Правда, пока я не представляю, насколько я позволю появиться в жизни моего сына какому-нибудь «дяде Коле». Остаться друзьями после расставания… Я не обладаю таким талантом, к сожалению. Такой уж я человек, злопамятный, видимо… (Смеется.) Мне надо время, чтобы пережить эту историю. Главное для меня сейчас – ребенок, а ради него я, возможно, и смогу в дальнейшем пересилить себя и переступить через какие-то вещи. Но чтобы «дружить семьями и ходить друг к другу в гости» – такого точно не будет. Только ради Ваньки я буду присутствовать в его жизни, но никак не в жизни Маши.

Я не открою Америку, сказав, что человек часто выбирает для себя либо дом и семью, либо работу. Совместить эти два понятия очень редко кому удается, а точнее, практически никому и никогда. Возможно, и у нас Машей так сложилось, потому что мы оба много времени уделяли работе. И что-то где-то разрушилось… Но лично я всегда мечтал в первую очередь о большом доме и семье. Я абсолютно домашний человек, и это меня во многом и подкосило. Наверное, нужно было где-то «вильнуть хвостом» – я туда, я сюда, уехал с друзьями, исчез на пару дней… А я никогда подобным образом не поступал, мне ничего было не нужно, кроме того, чтобы возвращаться домой, где меня ждут. Сейчас я нахожусь в свободном полете и не знаю, куда меня эта дорожка заведет. И работа сейчас заменяет мне все.