10 типов негодяев, от которых мы всегда без ума

В любовнице он ищет лидера, который будет им командовать
В любовнице он ищет лидера, который будет им командовать

Нерешительный

Мягкий, отзывчивый, понимающий, спокойный – этот мужчина, кажется, мог бы быть идеальным мужем. Одна беда – делать предложение и вообще какие бы то ни было шаги он не торопится. Он выдерживает паузы между свиданиями, как будто специально доводя ваше любопытство до максимально критической отметки. Он дарит цветы и хорошие вещи, задает правильные вопросы и очень внимательно слушает ответы. Однако на смену приятному ожиданию приходит ожидание томительное, которое превращается в… утомительное. С принятием решений и конкретными действиями у него туго не только в области интимных отношений.

Почему он такой: воспитанный сильной доминирующей мамой, он с детства привык слушаться женщин и не проявлять инициативы. В любовнице он ищет лидера, который будет им командовать, он ждет приказаний, предло­жений и действий. Взамен этот феминный мужчина готов предоставить свою преданность и послушание. Сов­местная жизнь с ним будет приятна, конфликты редки… если его мама живет в другом городе.

Киркоров со скандалом покинул сцену «Новой волны»
Подробнее
Он хороший. Вот только люди его не пони­мают.
Он хороший. Вот только люди его не пони­мают

Мальчик, которого жалко

Он хороший. Вот только люди его не пони­мают. Его сначала хо­чется пожалеть, а потом обо­греть и приласкать. Когда он начинает рас­сказывать о себе, у благодарной слушатель­ницы слезы наворачиваются на глаза от царящей в мире несправедливо­сти. У него было тяжелое детство с боль­шим количеством душевных (и, возможно, физических) травм и не менее тяжелая юность. Он делал все, что мог, но об­стоятель­ства были против него. Зато вы теперь готовы сделать для него (или за него) все, что он попросит. Как говорится, «она его за муки полюбила, а он ее – за состраданье к ним».

Почему он такой: однажды в детстве этот мальчик понял, что играть с людьми «на жалость» гораздо выгоднее, нежели быть молодцом-огурцом. Спросу меньше. Сами подумайте, что взять с косого, хромого и обижен­ного жизнью? Ничего, его можно только пожалеть. «А что же мне де­лать?» – постоянно спрашивает он. Поставить на место этого несчастного можно, только от­вечая вопросом на все его вопросы: «А ты сам-то что об этом думаешь?»

Он мог бы быть Дон Жуаном, но, тем не менее, остается верен одной, максимум двум женщинам
Он мог бы быть Дон Жуаном, тем не менее, остается верен одной, максимум двум женщинам

Динамомашина

В него сложно не влюбиться. Успешный в карьере, ухоженный, куртуазный – он притягивает девушек как магнит. И поразительно, но он не очень этим пользуется. Он мог бы быть Дон Жуаном, тем не менее остается верен одной, максимум двум женщинам. Он привык держать под контролем все, включая личную жизнь. Он – и только он! — знает, когда вам позвонить в следующий раз, в какой ресторан пойти и на сколько часов (дней, недель) впу­стить вас в свою жизнь. Как только ему кажется, что вы в ней задерживаетесь, он немедленно делает шаг назад. Или два. Или три.

Почему он такой: его отношения с мамой были более чем сложные, а потому он привык не доверять женщинам. Он очень хорошо помнит, как дорого платил в детстве, когда открывался маме, надеясь на ее сочувствие и под­держку. И теперь, став взрослым, он такой оплошности не допустит. Он панически боится близости. Может даже остаться вечным холостяком или любовником какой-нибудь замужней скучающей женщины, которая не будет требовать от него ничего, кроме секса раз в неделю и подарков по праздникам.

Кончаловский и Высоцкая впервые вышли в свет с сыном в Венеции
Подробнее
Ходить с красавцем по городу – занятие одновременно приятное и беспокойное
Ходить с красавцем по городу – занятие одновременно приятное и беспокойное

Нарцисс

Он мог бы работать моделью, и при этом (о счастье!) он не гей! Ходить с красавцем по городу – занятие одновременно приятное и беспокойное. С одной стороны, с ним, как с дорогим аксессуаром, чувствуешь себя увереннее, а с другой – постоянно думаешь, как бы это сокровище не увели. И ведь мало того, что он хорош собой, так еще и отлично одевается. Правда, тут есть одна проблема: он делает это долго. Почти столько же времени, сколько и вы. Или дольше. И на одежду он тратит больше, чем вы. А главное – иногда вам кажется, что соб­ственное отражение в зеркале его интересует больше, чем вы и ваши с ним отношения.

Почему он такой: это только на первый взгляд кажется, что нарцисс от себя без ума. На самом деле постоянное перетягивание одеяла и самолюбование связаны с заниженной самооценкой и завышенной требовательно­стью к себе. И это лишь часть его проблемы. Вторая заключается в том, что он относится к окружающим его людям так же, как к себе, то есть плохо. А это значит, что сколько бы его ни хвалили эти ничтожные люди, ему все равно будет мало. Поэтому парень патологически несчастен, как застенчивый ребенок, который вечно ищет похвалы, одобрения и поддержки.

При одном взгляде на него возникает интуитивное ощущение, будто что-то здесь не так
При одном взгляде на него возникает интуитивное ощущение, будто что-то здесь не так

Извращенец

Он неординарен, образован, умен, но при одном взгляде на него возникает интуитивное ощущение, будто что-то здесь не так. Начинаются крайне странные свидания, посещения закрытых клубов с оргиями в стиле фильма «С широко закрытыми глазами» и спонтанные поездки в самые дикие места. Но больше всего заводят даже не развлечения, а тот факт, что этот за­гадочный человек что-то недоговаривает. Ну кто может понять его лучше, чем вы? Никто! Доведя вас до белого каления, соблазнив и напоив отличным вином, он в самый ответственный момент признается, что он… садист, зоофил, переодетая лесбиянка или кто-нибудь похуже. Например, асексуал.

Почему он такой: неважно, как у него появилась эта перверсия, это имеет значение лишь для него самого и его психоаналитика. Если вам действительно хочется разобраться в вопросе, почитайте книгу Отто Фенихеля «Психоаналитическая теория неврозов» и спросите извращенца, не пороли ли его в детстве. Впрочем, даже разобравшись в причинах, вы не избавите его от девиации. Если вы залез­ли так далеко, может быть, стоит подумать о том, почему вы так к нему прикипели?