Дмитрий Дибров: «В 20 лет делать в ЗАГСе нечего»

14 ноября телеведущий стал круглым отличником – ему исполнилось 55 лет. Но он утверждает, что юбилей – это повод не для подведения итогов, а для размышлений о будущем.

55 – это много или мало?
Дмитрий Дибров (Dmitrey Dibrov)

Это столько, сколько тебе есть. Человек ведь не чувствует себя старым. Вопрос в том, как его ощущают окружающие. Есть такой раствор – формалин. В него сажают мух, чтобы те веками сохранялись. И надо как можно дольше держаться так, чтобы химические соединения в твоем мозгу не напоминали формалин. Вот и весь секрет. А сколько тебе при этом лет, не важно.

То есть юбилеи для вас не имеют никакого значения?
Дмитрий Дибров (Dmitrey Dibrov)

Кортасар же писал, что юбилей – это ворота, распахнутые навстречу глупости. Мне кажется, что подведение каких-то итогов – это и есть главный подвох юбилея. Какие итоги? Человек ценен не тем, что имеет в данную секунду: часы, машина, дом, банковский счет. Он ценен потенциальной энергией, тем, сколько ему еще на роду написано сделать, сочинить, родить.

И насколько велика потенциальная энергия Дмитрия Диброва? Я слышал, вы одновременно работаете над 14 романами…
Дмитрий Дибров (Dmitrey Dibrov)

Романы – это сильно сказано. Поскольку по литературоведческому определению роман – это произведение, в котором герои проходят эволюцию характеров, воли, поступков. Куда мне до такой филигранной работы? Знаете, самое страшное – это не прямой эфир, с опытом работы на телевидении волнение перед камерой исчезает. Чистый лист бумаги – вот испытание. Хоть умри, а лучше Достоевского, Чехова и Набокова не напишешь. Возможно, мне когда-нибудь удастся сочинить что-нибудь. Что я для этого сделал? Вот вчера весь день писал... Вы скажете: «Давай, покажи своих «Братьев Карамазовых»!» Не смогу. Черт-те что получается. Вообще, мне нравится мой слог, но, боюсь, что публиковать его сейчас не к месту, не ко времени. Я думаю, у меня есть своя манера письма. Набокова, наверное, сейчас на том свете мои слова изрядно посмешили. Не стоит забывать, что основные произведения Лев Николаевич Толстой создал не в двадцать лет. Это поэт пишет стихи и в 19, и в 25, а от прозаика мы ждем шедевров после 40–50, после того, как он накопил багаж наблюдений.