Эксклюзив

Первый мужчина Земфиры рассказал правду об их отношениях

16 сентября в Санкт-Петербурге состоялась презентация книги музыканта из Уфы Влада Колчина «Музыка как шанс. Победить рассеянный склероз». Уфимец написал в книге о своей болезни, любви к музыке и вспомнил много интересного о Земфире. Woman’s Day публикует отрывки из книги с комментариями автора.

С ним рок-певица начинала свою музыкальную карьеру в Уфе – выступала по ресторанам в группе Влада. Его же певица пригласила исполнить соло в одном из своих треков. Музыкант давно переехал в Питер, а Земфира тогда же – в Москву. В своем автобиографическом эссе Колчин неоднократно упоминает годы работы в уфимских ресторанах с будущей рок-дивой.

О кармической связи

«Девочка, которую мне рекомендовали, поступила в этом году на вокал, сразу на второй курс. Несмотря на очевидную талантливость, никто тогда не думал предполагать в ней певицу, которая совсем скоро будет собирать многотысячные стадионы. Кроме нее. Я же в тот момент видел перед собой волчонка, в джинсах, маленького роста, со всклоченными волосами. На мой короткий простой вопрос: «Пойдешь работать в кабак?» – я получил не менее простой и короткий утвердительный ответ… На скорую руку мы слепили программу и через некоторое время работали уже в трио. Так певица Земфира вышла к первому своему микрофону на профессиональной сцене».

Земфира: афоризмы певицы от А до Я
Подробнее

Иногда Земфире было необходимо чувствовать близкого друга рядом:

«В начале выступления мы с Мишей играли вдвоем. Во втором отделении появлялась Земфира и пела свои восемь песен. Позволю себе вспомнить еще одну трогательную сцену, которой я был неоднократным свидетелем и невольным участником. Когда она выходила петь песню, в которой я не играл, она просила меня просто выйти постоять с ней рядом… Я не пожалел, что позвал петь именно ее, хотя наши характеры были как будто специально подобраны по принципу несовместимости. И тем не менее мы проработали вместе, уже вдвоем, четыре года. Она играла на клавишных и пела, я играл на саксофоне. Про нас говорили: «Нашла коса на камень». Лично у меня было устойчивое ощущение, что я отрабатываю с ней какую-то кармическую программу… Несмотря на наши с Земфирой несовместимые темпераменты, все наши попытки расстаться и работать каждому с другими музыкантами ни к чему не приводили. Меня никто не устраивал, ее никто не устраивал, а друг без друга скучали».

«С Земфирой я не виделся лет 5 уже, по телефону тоже не общаемся, – рассказал Влад Колчин Woman’s Day. — Но если увидимся – будем друг другу рады. Обычно наши встречи происходили так: мы пересекались вместе где-нибудь в кафе, сидели, разговаривали. Это некая духовная связь. Бывает же так, что есть друзья, с которыми вы когда-то дружили, вы давно не видитесь, но всегда о них помните».

О сексуальной безопасности

Несмотря на то что Колчина считают первым парнем Земфиры, любовных отношений между ними не было. Об этом саксофонист тоже пишет в своей книге:

«Земфира паковала чемоданы в Москву. Я – в Питер. Она небрежно бросила мне предложение поехать с ней, я знал, что у каждого из нас свой путь. Амурных отношений между нами никогда не было, сопливые нежности вообще не были присущи нам, несмотря на то что нас связывало немало откровений. Сложно было говорить об этом тогда и не легче теперь. Наверное, нас притягивала самодостаточность наших одиночеств и способность душ публично раздеваться».

«В своей книге я написал о том, что романа между нами не было, это действительно так. Из меня журналисты сделали первого мужчину Земфиры. Мне все это надоело настолько, что я даже лишний раз не хочу затрагивать тему работы с уважаемой мною Талгатовной. Для меня это выглядит знаете как? Вот вы изобрели космический корабль, но где-то в Сети выложили ваше фото в желтых стрингах. И с тех пор про корабль не пишет никто, все обязательно рассказывают только про желтые стринги».

По ходу книги Колчин не только развеивает миф о том, что они был парой, но и объясняет, почему дали повод так считать. Оказывается, директор ресторана, в котором играли музыканты, имел нетрадиционную ориентацию. Дабы не искушать работодателя, Земфира притворялась возлюбленной Колчина:

«…владелец, ученый и гомосексуалист, по причине наклонностей которого Земфира на всякий случай, опасаясь за мою сексуальную безопасность, как могла, исполняла роль моей девушки…».

«Когда работали вместе, всегда делали друг другу подарки, в книге я упоминаю про кожаный ремень, который мне подарила Земфира на 23 февраля – это такие приятные дружеские знаки внимания», – продолжает рассказывать Колчин Woman’s Day.

«…на мне была белоснежная джинсовая рубашка с широкими рукавами и огромной синей мишенью на спине. Она была заправлена в узкие черные джинсы с кожаным ремнем, подаренным Земфирой на 23 февраля».

О новых песнях и неожиданных встречах

А потом Влад подробно описал, как впервые после расставаний и переездов услышал Земфиру по радио.

«6 марта 1999 года ознаменовалось появлением песни Земфиры «Спид» на радио «Максимум». Вряд ли кто поверит количеству странных случайностей в моей жизни, но я об этом ни у кого и не прошу. Я запомнил эту дату. Мы сидели с друзьями за скромным студенческим застольем, когда на случайно пойманной радиоволне ведущий произнес: «Премьера песни…» Он мог не продолжать. Я почему-то знал, что это Земфира. Снова метафизика? Как угодно. За три месяца до этого события она приезжала в Питер. Каково же было мое удивление, когда мы столкнулись носами в коридоре университета. Мы не договаривались о встрече. Как ей могло прийти в голову искать меня в учебном заведении в девять часов вечера, когда в нем практически никого уже не было! Непонятно. Мне было неожиданно и радостно видеть ее. Потом мы болтали почти до утра. Теперь, когда я слышал ее в эфире, что-то доброе разлилось по телу, как и при нашей последней встрече. Я улыбался и молча смотрел в окно».

«В том же 1999 году я заезжал к Земфире в Москву и мы записали саксофонное соло для песни «Мечтой». Она потом вошла бонусом в альбом «Четырнадцать недель тишины», – пояснил Колчин Woman’s Day.

Сейчас 42-летний Влад Колчин преподает в Музыкальном педагогическом училище по классу саксофона в Санкт-Петербурге и дает частные уроки, а также выступает с музыкальным проектом «Влад Колчин project».

«Да, я не собираю стадионы и не имею миллионных гонораров, но я люблю то, что делаю. Занятие любимым делом, музыкой, помогло мне справиться с недугом, – резюмирует Колчин. — Я написал эту книгу за 9 месяцев в Москве, в перерывах, когда не было концертов. В книге описаны мое детство, юность, проведенная в Уфе, и моя болезнь, рассеянный склероз. Сейчас я выздоровел на 75%, могу даже бегать наперегонки, а ведь когда-то я практически не ходил. Если эта книга кому-то понравится и будет полезной, значит, я не зря потрудился. Если пригласят в родной город Уфу – с удовольствием приеду. В Уфе в последний раз был пять лет назад, хочется приехать, выступить. В Уфе у меня остались только друзья, а родители и сестра переехали в Питер. Но все же хочется приехать как-нибудь бабьим летом (любимое время года в Уфе), прогуляться по родным местам, посетить училище искусств, которое закончил».

Впервые: Анна Матисон – о Сергее Безрукове, дочке и работе
Подробнее
Колин Ферт любит Бриджит Джонс и 15 лет спустя
Подробнее