Эксклюзив

Актер фильма «Сталинград» жил на две семьи

На чужом несчастье

Увы, у нас в России женщины совсем не защищены, мужчины делают все, чтобы уйти от уплаты алиментов, предъявляют фиктивные суммы доходов и тому подобное. За границей, уверена, такого нет, там люди перед законом отвечают за свои поступки.

Наше знакомство с Барабашем состоялось на съемках сериала «Мужчина во мне». По сюжету мы должны были играть влюбленных, но сердце мое совершенно не екнуло при первой встрече. Напротив, увидев его фото, подумала, что он совсем не в моем вкусе. Но он начал очень активно ухаживать. Я на тот момент была замужем, поэтому старалась пресекать все его ухаживания. Алексей, как выяснилось позже, тоже был несвободен. Через какое-то время между нами все-таки пробежала искра, и мы поняли, что хотим быть вместе. Я очень переживала, как мне уйти от мужа, волновалась, что у Алексея маленький ребенок, говорила, что на несчастье других счастья не построишь. А он убеждал меня в том, что не стоит нам быть несчастными каждому в своей семье, если мы можем быть счастливы вместе. А то, что у него за плечами три брака и двое детей, не дает права ставить на нем клеймо. Он тоже хочет счастья. С теми женщинами он ошибся, а я – его судьба.

Вскоре после того, как у нас начались отношения, он заговорил о свадьбе, о том, что очень хочет ребенка. Этим меня и подкупил. Алексей мне показался мужчиной надежным, я поверила, что буду за ним как за каменной стеной, что он меня всегда защитит. Мои родители были от него в восторге, друзья всегда принимали его сторону.

Алексей безумно хотел дочку. Когда я забеременела и УЗИ показало, что родится девочка, он до конца не верил, переспрашивал: «Точно девочка?» Был довольно внимательным во время беременности, исполнял все мои прихоти, заботился, очень радовался и ждал появления дочери.

Беременность протекала легко, я ездила с ним в Варшаву, в Питер на съемки «Сталинграда» с уже приличным животом. Казалось, все хорошо…

После рождения ребенка все изменилось. Как Алексей выражался, в нашей семье наступил «черновой период» – период, когда ребенком должна заниматься исключительно женщина. Интерес к ребенку у мужчины проявляется только после того, как он начинает говорить. А пока все это скучно. В связи с этим я не получала от супруга никакой помощи в уходе за ребенком. Он даже не брал ее просто на руки, не говоря уже о каких-то элементарных знаках внимания. Такое его поведение я пыталась объяснить депрессией, вызванной тем, что Алексей в тот период как раз закодировался от алкогольной зависимости.

Несмотря на все это, я старалась его понять и даже пыталась предложить пожить раздельно, может, даже разойтись на какое-то время, в надежде на спасение нашей семьи дать ему возможность отдохнуть, оградить его от «чернового периода». Ведь предыдущую семью с грудным ребенком он бросил именно на этом этапе, не выдержав непростого времени. И вернулся в нее, когда «черновой период» в той семье закончился и жить в ней стало для него комфортнее. Рыба ищет, где глубже, человек – где лучше.

Вот как бывает, когда человек в сложных ситуациях показывает свою истинную натуру. Знаете, как яблоко, которое снаружи выглядит спелым и красивым, а когда надкусишь, оказывается червивым насквозь.

Это был уже совсем не тот мужчина, каким он себя представил. Он совершенно не помогал мне. Отношение ко мне было исключительно потребительское, как к служанке. «Подай, принеси».

Как любая мать, я старалась, чтобы у ребенка было все самое лучшее, а Алексея это возмущало. Сам он за все время купил дочке лишь одну игрушку – клубничку. Да дело даже не в этом. Не дари ничего, но хотя бы играй с малышкой, радуйся, фотографируй ее, гуляй с ней, уделяй ей внимание, как каждый нормальный отец. Не могу понять, зачем он так хотел ребенка, если в итоге тот оказался ему абсолютно безразличен.

Я не ожидала, что он так будет себя вести. Ведь у Алексея росли двое сыновей от предыдущих жен, и он с гордостью рассказывал, что менял им памперсы, кормил, гулял, брал всю заботу на себя. Я ему верила, но оказалось, что это были лишь слова и желание прихвастнуть. И когда Варюшка родилась, я поняла, что он не то что памперс поменять не в состоянии, ему это все просто противно. Алексей даже из роддома меня не встречал, сказал, что со съемок не отпускают. Мне было обидно, но я оправдывала мужа – работа же! Осадок, однако, остался.