Интервью

Екатерина Редникова: «20 лет разницы с мужем – это много»

На капризы не обращаю внимания

«Сейчас для меня первостепенно, чтобы в семье Лаврик говорил на русском, потому что он русский, и я этим горжусь. Для английского у него есть учитель и садик. Радует, что сын уже любит книги, все время просит, чтобы ему почитали, сам перелистывает и пересматривает. Но, например, русскую кухню я не считаю очень здоровой, поэтому тех же блинчиков и оладушек Лаврик никогда и не пробовал, мы их просто не готовим. Никакой особой системы воспитания у нас нет, хотя я перечитала много разной литературы. Где-то встретила термин «эти невозможные двухлетки», когда дети ведут себя отвратительно, бьются головой, устраивают истерики. Тут нужно просто не обращать внимания, а не так, как принято у русских, – все запрещать. Помню, тысячу лет назад была на гастролях в Мюнхене, и меня поразила одна сцена. Мамаша везла в коляске ребенка, и он вдруг начал буянить. Закричал: «Нихт, нихт!» – слез на землю, сучил ножками, а мама стояла в сторонке и наблюдала. Для русского менталитета это невозможно, наши бы уже схватили дитя, затрясли, отшлепали, накричали. Западная система воспитания совсем другая. Ты просто игнорируешь капризы до того момента, пока ребенку не надоест и он поймет, что ничего этим не добьется».