Эксклюзив

Екатерина Семенова: «Все мужчины жили в моей квартире»

Родила после бесплодия

– В 19 лет я стала мамой абсолютно случайно. Давно мне, тогда еще девчонке, какой-то доктор поставил диагноз «бесплодие». И когда я пришла на УЗИ, врач сказал: «Вижу кандидата на аборт», вопроса, оставлять ребенка или нет, не возникло. Антон (Табаков – гражданский муж актрисы. – Прим. «Антенны»), узнав, что станет отцом, даже заплакал – он очень хотел детей. Мама тоже поддержала: «Раз Бог дал, то надо растить, справимся». Поначалу она мне помогала, потом няни, я много работала… Прожили мы с Антоном около пяти лет, ничего не предвещало разрыва, но… Я была молода, много играла, голова была забита совсем не семьей. Оформлять отношения сначала Антон не хотел, потом я. Загс никогда для меня не был ценностью, которая бы все расставляла по местам. Если бы назад в прошлое, да с сегодняшней головой… А тогда все шло плавно и довольно успешно, казалось: так будет всегда. Звездной болезни не было, но я расслабилась. А жизнь готовила испытания, к которым оказалась не готова.

Максим Нестерович: «На работе Катя – тигр, дома – милая девочка»
Подробнее

Сейчас мне говорят, что у меня были сомнительные мужчины. Но когда я с ними знакомилась, они были нормальными. Кирилл (отец дочери Маши. – Прим. «Антенны») из потрясающей интеллигентнейшей семьи, образованнейший, умнейший человек. Но в те годы, когда деньги делались из воздуха, его, как и многих, расслабило… Мне говорили: если бы в то время умение Кирилла Романовича в мирных целях применить, то он сегодня был бы известным олигархом. А тогда жили мы с ним небогато, точнее, у нас ничего не было. К слову, в корысти меня никто никогда не упрекал, все мои мужчины жили в моей квартире. Та квартира, в которой живу, моя и та машина, на которой езжу, куплены на деньги, заработанные мной. Я не алчный человек.

Мужья помогали детям, а с Антоном Табаковым (отцом Никиты. – Прим. «Антенны») у меня по сей день чудесные отношения, и с его женой Анжелой, и с прошлой супругой Настей, и с детьми тоже. Считаю, что Антон Олегович – моя семья. Время идет, эмоции угасают, а то хорошее, что было, остается в памяти. Я умею дружить с бывшими.

Безумства ради любви

– Любовь могла меня заставить пойти на подвиги. К примеру, я, уезжая к любимому, обманывала сотрудников британского посольства. Покупала туры в Лондон, а на собеседованиях врала, что там у меня нет знакомых. Поднималась на балкон третьего этажа по водосточной трубе…

Геннадий – особый случай в моей жизни. Наши отношения продолжались шесть лет, для меня большой срок. Познакомилась на вечеринке, устроенной после окончания Кубка Кремля по теннису… Вскоре Гена сказал, что подписал контракт на три года и уезжает работать в Лондон. А я влюбилась! Чтобы сделать ему сюрприз, утром садилась в самолет в Англию, ночью возвращалась. Отношения с ним были, наверное, для меня переходными – из эмоциональных в осмысленные. Но, увы, эмоции тогда опять победили, и мы расстались. Однако именно благодаря Геннадию я поняла: нельзя человека душить любовью, ему нужно пространство для жизни. А я могла залюбить до смерти. Сейчас Гена счастлив, у него замечательная жена. С ним, кстати, я участвовала в 2003-м в «Последнем герое». Тогда мне позвонил Константин Эрнст и сказал: «Я тебя знаю как авантюристку, послезавтра вылетаем на остров». Помню, как летели в Панаму. Сидели с Жанной Фриске в самолете и предполагали, что на острове будем прекрасно жить. А все оказалось очень жестко. Полчища насекомых, практически отсутствие еды… А главное – ты не понимаешь, почему должен находиться в этих тяжелых условиях. К слову, с Геной встретились только тогда, когда я с острова уезжала.

Какая известная история любви напоминает вашу?