Экс-участница «Дома-2» Алина Мазепова: вернусь в проект только ради мужчины-мечты

Незримое око – это кошмар

Идти в «Дом» было страшновато – пугала неизвестность. А когда попала в эту, мягко говоря, конкурентную среду, просто закрылась. Я человек позитивный, далекий от интриг и всяких хитростей, а там идет серьезная борьба. Меня даже упрекали, что я слишком воздушная, советовали: будь жестче, добавь металла в голос… Но я со временем просто осмотрелась, привыкла и стала вести себя более раскованно, естественно.

Самое тяжелое там – это постоянное присутствие камеры. Даже в душе, даже в туалете… Я и во сне чувствовала это незримое око. Постоянный надзор, о котором не забываешь ни на минуту. Полное отсутствие «личного пространства» – это психологически просто невыносимо! Меня поймет только тот, кто испытал подобное!

Я пришла на проект 29 января, а через три недели заболела моя мама. Я отпросилась и приехала домой. Мои родители – интеллигенты: папа – инженер, мама закончила Гнесинку и всю жизнь преподает музыку, а тут на них стали давить в том плане, что «куда попала ваша дочь! Ужас-ужас». Они и так за меня переживали, а тут еще эти страсти-мордасти вокруг. Думаю, они и спровоцировали мамину болезнь.

Но, пока я была дома, мне редакторы все время звонили, звали обратно. Я поговорила с родителями, объяснила, зачем мне нужен этот проект. Они меня поняли, и 13 марта я вернулась «на стройплощадку».