Эксклюзив

Евгений Кунгуров: «Я предал жену и прошу прощения»

«Один в один» сломало мою психику

Одновременно с началом нашей совместной жизни у меня настал тяжелый период в жизни творческой. Да, я был перспективным академическим певцом, но вопроса с работой, востребованностью, деньгами это не решало. Я поник. Отсюда нервы, проблемы с голосом. Но Наташа всегда поддерживала. Помню, мне в течение недели вообще нельзя было разговаривать. Мы общались посредством записок. Наташа ухаживала, успокаивала, подбадривала, просила потерпеть. Наверное, меня изначально привлекло то, что она старше меня, опытнее и мудрее (Евгений моложе на 7 лет. — Прим. «Антенны»). Она была главой семьи, позволяла себя любить, а ко мне относилась как к младшему. Иногда я брыкался, проявляя самостоятельность. Мы ругались по этому поводу, но быстро мирились. К тому же она никогда не ревновала, говорила, что могу уйти в любой момент. А ведь ничто так не удерживает, как свобода.

Бытовых ссор у нас не было. С первых дней грамотно поделили обязанности: она готовит салаты, я – мясо, квартиру убираем вместе. Оба тогда трудились как папа Карло. Наташа одновременно работала приглашенной актрисой «Ленкома», играла у Марка Розовского, потом еще устроилась в школу в Новогиреево, учила детей актерскому мастерству. Уж не знаю, как со всем справлялась. Я пел в оркестре, участвовал в спектаклях. Пару раз в месяц выступал на корпоративах, особо никуда не звали. В итоге почти все деньги уходили на оплату съемной квартиры и текущие расходы. Свободных средств не оставалось. Так и крутились до «Голоса».

Когда попал на проект, Наташа так за меня переживала. Ездила на все съемки. Потом было шоу «Один в один», очень непривычное, я упорно не понимал, чего от меня хотят. Мы, академисты, артисты в панцире. У нас есть четкое амплуа: вышел к роялю, встал в стойку и запел. Эстрада – совсем другое дело. Поначалу слишком серьезно относился к перевоплощению, переживал из-за каждого неверного движения, ноты. Да и жюри комплиментами не баловало. Весь негатив нес домой. В один момент принял решение уйти из проекта. Сообщил об этом Наташе. Она посоветовала собраться с духом и позвонить Аксюте (музыкальный продюсер Первого канала. — Прим. «Антенны») и все спокойно обсудить. Юрий Викторович попросил не паниковать, расслабиться и продолжить репетиции. Его напутствие меня поддержало, как и советы Данилы Дунаева. Тот сказал отпустить ситуацию, не думать о том, как выгляжу со стороны. А просто кайфовать от каждого номера, тем более что я был уже на дне турнирной таблицы.

И у меня стало получаться. Вторую половину шоу прошел гораздо лучше, даже судьи это отметили. Совет Дунаева взял на заметку. Поменял отношение не только к проекту, но и к профессии в целом.

Накрыла звездная болезнь

— С деньгами у нас обстояло все хуже и хуже. «Голос», конечно, добавил популярности, но теперь у меня уже не было времени для заказных выступлений – сплошные съемки. В театре взял полугодовой отпуск за свой счет. Наташа ушла из «Ленкома», периодически играя лишь на сцене «У Никитских ворот». Набрали долгов, которые частично отбивали моими редкими выступлениями. Под конец шоу «Один в один» ситуация была настолько плачевная, что я выгребал мелочь из копилки Кирилла, чтобы добраться до «Мосфильма», хотя в метро меня уже узнавали. Благо на шоу нас хотя бы кормили.

Когда проект закончился, все круто изменилось. Заказы посыпались один за другим. За пару выступлений заработал столько, что разом закрыл все долги и обеспечил семью деньгами на полгода по тем скромным меркам, по которым мы тогда жили. Оплатил квартиру на несколько месяцев вперед. Тут началась звздная болезнь. Вместе с Наташей и Кириллом поехали на несколько недель в Испанию. Клубы, «всем выпивки за мой счет»… В общем, покуражился.

За время нашего отпуска мы очень сблизились с Кириллом. Обсуждали девчонок, я делился с ним секретами обольщения. Рассказывал, как разговаривать с парнями, вести себя в конфликтных ситуациях. Мы впервые общались как друзья. По возращении в Москву мой кураж и эйфория продолжались. Мы стали часто ужинать в ресторанах, я забросил спорт и диету. Как следствие, потолстел. Наташа отправила в спортзал. К тому моменту она играла всего пару спектаклей в месяц, посвящая все оставшееся время мне. Даже попробовала себя в роли моего директора. Но ничего хорошего из этого не вышло.

Рабочие конфликты превращались в ссоры. Решили, что мне лучше поискать на это место кого-то другого. Наташа поначалу расстроилась, но вскоре остыла. Занялась собой. Похорошела, помолодела. Всеми силами старался хоть как-то отблагодарить ее за все то, что в меня вложила. К тому моменту мы уже были женаты. После шести лет отношений решил, что пора их узаконить. Все вроде стало на круги своя. Но тут в моей жизни появилась другая женщина…