Интервью

Евгений Плющенко: «Я лентяй. Яна не дает расслабляться»

Заживает все как на собаке

Менеджером Плющенко вы стали после того, как вышли за него замуж. А когда стали разбираться в фигурном катании?
Яна Рудковская (Yana Rudkovskaya)

Я к каждому бизнесу подхожу серьезно. За Женю я болела с 2002 года – с его первой Олимпиады в Солт-Лейк-Сити. А когда мы поженились, брала мастер-классы у господина Лакерника, одного из главных судей Международной федерации фигурного катания. Это он придумал новую систему судейства. Прочитала его книгу, теперь отличаю все прыжки, уровни дорожки, вращения...

Евгений, многие были удивлены, тем, что вы решились на свою четвертую Олимпиаду. А вы, как оказалось, и на пятую готовы. Что вами движет: азарт, попытка что-то доказать себе, другим, любимая женщина?
Евгений Плющенко (Evgeny Pluschenko)

Пока у меня есть желание. Если здоровье не подведет, буду чувствовать в себе силы, азарт, приму участие в отборах. А что движет? Хочется поставить новый рекорд. На нашей планете еще никто не выступал в мужском одиночном катании на пяти Олимпиадах. Хочу быть первым, оставить след в истории, чтобы дети, страна мною гордились. Если получится, думаю, будет неплохо.

Вы, Яна, не скрывали, что участие Евгения в Олимпиаде в Сочи – это ваша инициатива…
Яна Рудковская (Yana Rudkovskaya)

Поймите, на Женю невозможно давить. Если человек не хочет, нельзя его изменить. Соревноваться-то ему. Я могу поддержать. Но обвинять меня, что я Женю чуть ли не в инвалидной коляске вытаскивала на лед, – бред полный. Да, он ко мне прислушивается. Я говорила, что нужно сделать то, чего не делал никто. Если ты готов, я помогу. В это никто не верил. Так же, как и в Ванкувер, когда я его первый раз вернула на лед. Кроме тренера и меня. Даже родители Жени. Ведь никто в мире еще не катался с конструкцией, в которой вместо межпозвоночного диска находится искусственный полимер на четырех шурупах. Если бы шуруп не сломался, Женя был бы в тройке. В этом никто не сомневался. Поэтому если он решит идти на корейскую Олимпиаду, конечно, я его поддержу. Но это будет уже новый Плющенко.

А в этот раз от кого исходила инициатива?
Евгений Плющенко (Evgeny Pluschenko)

В этот раз сугубо от меня. Никто меня не направляет, не толкает. Ни федерация, ни жена, ни родители, ни тренер. Мама не хочет, чтобы я продолжал спортивную карьеру.

Мам часто беспокоит здоровье детей. А ведь вы только в марте перенесли операцию…
Яна Рудковская (Yana Rudkovskaya)

А в июне на показательных выступлениях в Китае Женя сделал четверной тулуп и выполнял тройной аксель. А ведь после подобных операций спустя четыре месяца только начинают выкатываться на лед.

Не рискованно ли так торопиться?
Яна Рудковская (Yana Rudkovskaya)

О каком риске идет речь? Что же теперь – сидеть дома с бутылкой водки в обнимку? Позиция Жени – делать невозможное. Сейчас он тренируется для нового шоу «Снежный король» и для своего будущего. В том режиме, в котором может.

Евгений Плющенко (Evgeny Pluschenko)

Я уже проехал тур по Японии, Китаю, был в Европе. После операции прошло девять месяцев, давно забыты все травмы. Да, у меня 13 операций. Но если держать себя в форме, тренироваться, восстанавливаешься быстро. Я смеюсь, что на мне заживает как на собаке.