Геннадий Хазанов: «Второй брак – победа надежды над разумом»

Мир без меня проживет

В вашей биографии был случай, когда 20 лет назад публика вас освистала и выгнала со сцены. (В мае 1996 года, когда Хазанов читал миниатюру Евгения Шестакова о деревенской жизни, из зала стали кричать: «Вон!», «Уходи!». – Прим. «Антенны».) В такой тяжелый момент, мне кажется, должна прийти мысль: а зачем выступать перед людьми, которые не могут понять глубину моего творчества. А вы с тех пор лишь перестали заниматься эстрадной сатирой.
Геннадий Хазанов (Gennadiy Hazanov)

Я всегда ставил вопрос в другой плоскости. Конечно, артист выступает для людей. Но я делал это прежде всего для себя. Потому что мир без меня проживет, а проживу ли я без этого мира? Вот главный вопрос. У меня были разные фазы – и огорчения, и обиды. Когда я помудрел, то понял, что причина прежде всего во мне. Если на улице идет проливной дождь, логично надевать плащ и брать зонт. Иначе как можно обижаться, что ты промок.

Это вы о том, что тогда вы выступали не с тем, что готова была воспринимать публика?
Геннадий Хазанов (Gennadiy Hazanov)

Да, значит, я где-то допускал ошибки. Причин для этой ситуации было много. Главная – выходя на сцену, я часто обращался к более или менее образованным людям. Но все относительно. Тогда высшее образование в стране было довольно массовым, и его наличие не гарантировало интеллектуального начала в человеке. Так называемая техническая интеллигенция – это особый вид интеллигенции. Дипломы инженеров не отменяли проблем с восприятием юмора. Однажды у меня был такой случай. Я должен был выступать перед аудиторией, состоящей из одних шахматистов, и был уверен, что они-то все поймут и расшифруют. Но я наткнулся на глухое непонимание. Мне объяснили, что да, шахматисты обладают уникальными способностями компьютера, но большинство из них вообще лишено чувства юмора.