Эксклюзив

«Голос»: две истории первой любви, счастливая и трагичная

Катя Ковская, 32 года, Санкт-Петербург:

— Я влюбилась по-настоящему в 11-м классе. В молодого человека на несколько лет старше меня. Начинались отношения романтично, Сережа красиво ухаживал, но через два месяца я увидела у него на шее цепочку с надписью «Участник боевых действий», в тот день он сообщил, что ‪завтра‬ уезжает в Чечню. Я сначала даже не поняла, что меня ждет. А дальше был долгий год, когда мы общались, переписывались. Но в какой-то момент письма приходить перестали. Я запаниковала, позвонила его маме, она сказала: Сережа пропал без вести… Мне казалось, время утекает как на быстрой перемотке, а я никак не могу нажать «стоп»…

Но потом Сережа нашелся и вернулся домой, но он встретил меня очень холодно. Вернулся другим человеком и со мной общаться не хотел. Я не понимала, в чем дело, ведь я ждала, писала, была верной своим обещаниям и чувствам. Сейчас понимаю, что Сережа пришел с ощущением: он герой. И я оказалась мелковата на его фоне, не ровня. Несколько лет пыталась исправить ситуацию, практически жила в компании, в которой он бывал, готовила ему, а он на меня даже не смотрел, не ел мою еду – полностью игнорировал.

Через два года наконец выдавил: «Ну не люблю я тебя, понимаешь, не люблю!» Этот разговор меня окончательно уничтожил. Я была слишком маленькой, слабой и наивной… А в тот вечер зарубила себе на носу: не стоит ждать авансов от судьбы и от людей. Ох, и наломала я тогда дров. Забыла о том, что у меня есть родные, забила на учебу (я училась тогда в Музыкальном училище имени Мусоргского), жила в квартире с друзьями, где мы круглосуточно тусовались. Так пыталась понять, что со мной случилось.

20 принципов семейной жизни Собчак и Виторгана
Подробнее

Пела в группе, писала много песен, играла с лучшими музыкантами Питера. Но все это не приносило облегчения, я не ценила то, что имею, я катилась вниз… Устроила себе рок-н-ролл длиною в пять лет: бесконечное веселье, тусовки, клубы… Была барышней свободных взглядов, абсолютно асоциальной. И в какой-то момент поняла, что себя теряю, музыку теряю. Даже мои музыканты отказались со мной играть… Тогда решила: надо срочно что-то делать. Взяла билет в один конец, уехала в Москву, где у меня не было ни знакомых, ни родных – никого.

Помню, сидела в сквере на Китай-городе и думала: «Чего ты хочешь, Ковская? Ты уже все потеряла». Спасла работа. Я поступила в Государственную классическую академию им. Маймонида на бесплатное отделение, что было просто славой богов, мне выделили комнату в общежитии. Маму, папу в вопросах финансов не трогала, все-таки мне было 23 года, а я только пошла учиться… Так что пыталась тянуть все сама. Пела в караоке на Арбате, ехала туда с лекций ‪в 6 вечера‬, ‪до двух ночи‬ работала, потом шла в интернет-кафе «Союз», оплачивала стол за 400 рублей и спала ‪до 6 утра‬ – время, когда начинали ходить электрички до моей общаги в Переделкине. Доезжала до дома, и опять все по кругу…

До слез: номер «Голоса», который заставил рыдать весь зал
Подробнее

Потом устроилась в грузинский ресторан, а затем с Ксюшей Коробковой и Аллой Головизниной, которые тоже участвовали в «Голосе-5», мы организовали бэк-коллектив, работали со многими нашими артистами. Много поездили по стране, параллельно я писала песни в стол и развивалась как автор. Забавно, что с Сережей жизнь свела нас спустя 12 лет. Я как-то приехала в гости к старому другу в Питер, а он туда пришел. Конечно, он не ожидал от меня таких карьерных поворотов, да, признаться, не он один думал, что с моим образом жизни я плохо кончу. Сейчас у нас с Сережей приятельские отношения. У него прекрасная семья, у меня тоже все хорошо. А Сереже я благодарна. Эта история сделала меня богаче. Я ни разу не проиграла, наоборот, выиграла ту Ковскую, которой стала, но я совершенно не жалею о том не очень простом для меня времени, оно мне было нужно, чтобы самой себе доказать, что я могу быть тем, кем мне хочется. Считаю, в первую очередь надо соревноваться с собой, со своими слабостями.

В личном я нашла то, что искала, но это моя тайная история. Хотя со мной, конечно, непросто. Я закрытый человек, боюсь терять голову, мне трудно сказать «Я люблю тебя». Только на сцене могу говорить то, что хочу, там у меня больше свободы, смелости. А в жизни я стесняюсь жутко в проявлении чувств. Не люблю дифирамбов и думаю, что уметь любить тихо – самое дорогое, потому что счастье – пугливый зверек и не любит много шума и толпы вокруг.

Стыдно спросить: 14 неудобных вопросов про секс
Подробнее
Кем из звезд шоубиза вы могли бы быть