Погода и настроение: есть ли связь?

Мы полагаем, что испытываем подъем чувств потому, что с утра светит солнце, и, напротив, впадаем в уныние, если дождь льет не переставая. Мы уверены: погода непосредственно воздействует на наше настроение. Попытки экспериментально проверить это расхожее мнение предпринимались неоднократно.

Исследователи обращались к добровольцам с просьбой по несколько раз в день фиксировать свое эмоциональное состояние на протяжении нескольких месяцев, а затем сопоставляли полученные данные с метеосводками за те же дни. И... не обнаружили никакой зависимости! Дэвид Уотсон (David Watson), профессор психологии Университета Айовы (США), проанализировал результаты двадцати крупнейших исследований зависимости настроения от погоды, проводившихся с начала 1980-х годов*. Выяснилось: чем больше человек участвовало в экспериментах, тем меньше оказывалась корреляция!** Иными словами, исследования психологов опровергают наши интуитивные заключения: погода и наше настроение никак не связаны. Что же заставляет нас верить в обратное?

Что такое метеочувствительность

Почему некоторые из нас реагируют на смену погоды: головной болью, беспричинной тревогой, обострением хронических заболеваний? Феномен метеочувствительности физик Татьяна Бреус объясняет так: «Наш организм – сложная согласованная система различных ритмов – сердечного, сосудистого, дыхательного. Резкая смена температуры воздуха, атмосферного давления или силы ветра, повышенная солнечная активность могут вывести организм из состояния устойчивого равновесия. И мы ощущаем эмоциональный и физический дискомфорт». Такая острая реакция на погоду свойственна лишь 3% взрослого населения*. Ведь метеочувствительность – это естественный физиологический феномен, благодаря которому организм может адекватно реагировать на изменение внешней среды, что позволяет нам жить в гармонии с миром. У одних процесс адаптации происходит почти незаметно, другим требуется для этого больше времени. А болезненная реакция на погоду – индивидуальная особенность тех, кому по наследству досталась особая чувствительность центральной нервной системы к активности cолнца, или же тех, чей организм сильно ослаблен.

* The Lancet, vol. 9299, 2001.

Из глубины времен

Вера в линейную взаимосвязь между погодой и нашим душевным состоянием пришла к нам из далекого прошлого. Архаичный взгляд на вселенную уподоблял внутренний мир человека миру природы, и в этой схеме погодным явлениям отводилось то же место, которое в человеческой жизни занимают эмоции. Описывая сферу чувств, и сегодня мы пользуемся теми же словами, что и при описании погоды: к примеру, глаголы «нахмуриться» и «проясниться» в равной мере применимы и к небу, и к лицу человека.

С древнейших времен жизнь людей регулировала погода. «Особую роль играло солнце, – рассказывает антрополог Александр Зубов. – Оно определяло ритм жизни, согревало, давало возможность заниматься собирательством и охотой... Оно было источником жизненных благ, и потому все великие цивилизации древности – от ариев до ацтеков – преклонялись перед ним». Сегодня на наши ощущения по-прежнему влияют традиционные взгляды и культурные стереотипы – устойчивые и крайне упрощенные представления о происходящем. Если нам радостно и за окном светит солнце, мы скорее всего попытаемся именно ему приписать свое прекрасное расположение духа. Но, если на улице идет дождь, мы просто не обратим на погоду внимания. «Когда ситуация не соответствует нашим представлениям, мы игнорируем ее. Так функционирует механизм формирования стереотипов – предрассудков, суеверий, социальных установок, – поясняет психолог Маргарита Жамкочьян. – И наоборот, встречая совпадения, мы запоминаем их, рассказываем об этом другим. А на самом деле приподнятое настроение у нас может быть, например, потому, что при хорошей погоде мы чаще выходим из дома, чтобы встретиться с близкими и друзьями. Такое социальное взаимодействие всегда положительно влияет на нас».

Приспособиться к контрастам

Около 60 тысяч лет назад несколько групп древних людей мигрировали из Восточной Африки, в итоге они и их потомки заселили весь земной шар. «Наши предки были вынуждены адаптироваться к новым условиям жизни, – поясняет антрополог Ольга Артемова. – Их организм учился улавливать любые сигналы погоды, которые могли повлиять на их жизнь. Например, пониженное атмосферное давление предшествовало урагану. В генетической памяти последующих поколений резкое падение давления, вызывающее смутное чувство тревоги, запечатлелось как «предчувствие грозы». Именно так складывалась наша чувствительность к изменениям погоды.

Настроение – это эмоциональное состояние, которое окрашивает нашу жизнь, и оно не зависит от конкретных обстоятельств. Когда у нас приподнятое настроение, мы радуемся не чему-то отдельно, а просто ощущаем радость. Наше настроение может меняться несколько раз даже в течение одного дня, но его перепады или постоянный эмоциональный фон сезонны и прежде всего определяются индивидуальным биологическим ритмом.

Подсобные средства

Чаще всего непонятные перепады настроения случаются в осенние и зимние дни. Но апатия, чувство подавленности связаны не с погодой, а вызваны... недостатком света. Работа нашего организма, в том числе нервной системы, определяется стабильностью цикла «день–ночь». Чем лучше освещенность, тем больше вырабатывается серотонина – гормона, регулирующего наше настроение. Когда его не хватает, снижается либидо и способность к концентрации. «Ученые смогли определить особый тип нервных клеток, которые регистрируют количество света, воспринимаемое нашими глазами, и в соответствии с этим регулируют работу наших внутренних биологических часов, – рассказывает Маргарита Жамкочьян. – Утренний свет «запускает» работу этих часов». Естественный биологический будильник срабатывает, если рецепторы получают необходимое количество света. В осенние и зимние дни это становится почти невозможно.

*D. Watson. Mood and Temperament. Guilford Press, 2000.**D. Warson, L. Clark. Journal of Personality and Social Psychology, vol. 54, 1988; M. Hoffman, E. Howarth. British Journal of Psychology, vol. 75, 1984; R. Sinclair, M. Mark, G. Clore. Social Cognition, vol. 11, 1994.

10.11.2006