Для чего нужны «маленькие радости»

Все мы хотим радоваться жизни, но нередко вместо положительных эмоций испытываем фрустрацию. Что мешает нам получать удовольствие? Ответить на этот вопрос мы попросили психоаналитиков Андрея Россохина и Доминик Миллер.

Psychologies: Почему нам так нечасто удается испытать настоящее удовольствие?

Андрей Россохин: Это зависит от того, что мы понимаем под настоящим удовольствием: если это мечта о Нобелевской премии, то можно прожить всю жизнь, ощущая лишь разочарование. Во многом способность испытывать удовольствие связана с соотношением в каждом из нас фантазий и чувства реальности: сопоставляя, анализируя их, мы обретаем зрелость. Удовольствие от жизни становится частью нашего существования, таким же естественным, как и трудности. Если же человек не желает взрослеть, то он будет не жить, а ждать «настоящего», всепоглощающего удовольствия. Такая позиция связана с бессознательным стремлением взрослого человека вернуться в свое самое раннее детство – в состояние младенческого Всемогущества, когда все желания немедленно удовлетворялись матерью. Взрослея, мы с сожалением понимаем, что мир не вращается вокруг нас, мы смертны и не можем получить все, что мы захотим. Это открытие помогает одним из нас двигаться вперед, а другим – продолжать жить в мире иллюзий, в бесконечной погоне за удовольствиями, как будто они могут подарить вечную жизнь и уберечь от смерти.

ФИЛИПП ДЕЛЕРМ

"Спускаешься в подвал. И вдруг… Это пахнут яблоки, разложенные для сушки на переверну-тых фруктовых ящиках. Ты захвачен врасплох. Не ждал и не просил, чтобы тебе так захлестнуло душу. Но поздно. Яблочный дух, точно волна, накрыл с головой. И уже непонятно: как ты мог жить без этой сахаристой терпкости детства? Нет ничего вкуснее этих сморщенных ломтиков: на вид сухие корочки, но каждая бороздка напитана сгущенной сладостью. Однако есть их не хочется. Чтобы смутная стихия запаха не превратилась в легко опознаваемый вкус. Сказать, что пахнет очень приятно или очень сильно? Не в этом дело. А в обонянии внутреннем – это запах счастливой поры».

«ПЕРВЫЙ ГЛОТОК ПИВА И ПРОЧИЕ МЕЛКИЕ РАДОСТИ ЖИЗНИ. ЗАГУБЛЕННАЯ СИЕСТА». ПЕРЕВОД С ФРАНЦУЗСКОГО Н. МАВЛЕВИЧ. ТЕКСТ, 2002.

Доминик Миллер: Ничто в мире не способно доставлять нам удовольствие постоянно. И, чтобы вновь и вновь испытывать это чувство, нам приходится искать новые «объекты», способные нам понравиться, потому что в прежних мы уже успели разочароваться. Торговые центры действуют как раз по такому принципу, в изобилии предлагая все новые объекты желаний. Предметы, которые мы покупаем, заполняют пустоту, необъяснимое чувство «нехватки чего-то», которое все мы испытываем, и притупляют в сознании вопросы о смысле нашего существования.

Получается, что культ потребления не так абсурден, как может показаться на первый взгляд?

Д. М. Разумеется, в нем есть определенный смысл. Покупая маленькое красное платье, которое я видела в журнале, я дарю себе удовлетворение от возможности отождествить себя с моделью, на которой оно было надето. Я дарю себе не вещь, а образы: я чувствую себя красивее, стройнее, я мечтаю о страстном желании, которое увижу в глазах партнера. Без этих образов и мечтаний мое маленькое красное платье не представляет никакого интереса.

А. Р. Умение получать удовольствие от мелочей – черта зрелого человека и признак мудрости. И наоборот, воспринимая новый галстук или туфли как ничтожную мелочь, человек лишает себя радости, которую эти вещи могли бы ему доставить. Следуя логике «все или ничего», человек не может радоваться галстуку, так как страдает из-за того, что к нему не прилагается возможность чувствовать себя Джеймсом Бондом. Принять тот факт, что удовольствия могут быть разными: большими, маленькими, сильными и не очень, – значит обогатить свою жизнь новыми источниками радости.