Познать радость в любви

Она расцвечивает нашу жизнь самыми яркими красками. Есть ли удовольствие большее, чем возможность любить и быть любимым! Однако случается, что это чувство приносит не радость, а боль… О том, как формируется наша способность любить, рассказывает психоаналитик Михаил Ромашкевич*.

Это чувство способно принести огромное духовное и физическое наслаждение. В состоянии любви мы обретаем способность видеть новые возможности там, где раньше их не замечали. Нас переполняет ощущение счастья, которым мы готовы поделиться с окружающими, оно делает нас более отзывчивыми к состоянию других людей. Это чувство может стать – и надолго – смыслом нашей жизни и осветить самые темные ее стороны. Но то же самое чувство может лишить покоя и сна, породить ревность, отчаяние и оставить в душе глубокую рану. Так почему же одни из нас способны испытать все радости любви, а для других она превращается в душевную муку?

Школа любви

«Если человек способен получать удовольствие от любви, можно предположить, что он родился и вырос в семье, где ему было обеспечено безусловное принятие, а мать получала удовольствие от заботы о нем, от удовлетворения всех его нужд и потребностей, – объясняет Михаил Ромашкевич. – Ведь любящая мать интуитивно точно понимает, что в данный момент нужно ее малышу. А ребенок учится любви через процесс идентификации с матерью, с ее заботой, нежностью, отзывчивостью, способностью принять его не только послушным, но и капризничающим, упрямым». Если наши отношения с матерью были окрашены позитивными эмоциями, мы обретаем способность откликаться на любые состояния любимого человека, заботиться о нем, «отдавать» себя и получать от этого удовольствие. В более широком смысле такой опыт превращается в созидательность, в плодотворность, продуктивность и способность получать радость от жизни в целом.

ВЛАДИМИР НАБОКОВ

«Тут Мартын почувствовал, как, прорвав шлюзы, хлынула сияющая волна, он вспомнил, как превосходно играл только что, вспомнил, что с Розой все улажено, что вечером банкет в клубе, что он здоров, силен, что завтра, послезавтра и еще много, много дней – жизнь, битком набитая всяким счастьем, и все это налетело сразу, закружило его, и он, рассмеявшись, схватил Соню в охапку, вместе с подушкой, за которую она уцепилась, и стал ее целовать в мокрые зубы, в глаза, в холодный нос, и она брыкалась, и ее черные, пахнущие фиалкой, волосы лезли ему в рот, и наконец он уронил ее с громким смехом на диван…»«ПОДВИГ». АЗБУКА-КЛАССИКА, 2005.

Любовь и месть

Бывает, что человек, влюбляясь, каждый раз попадает в отношения, которые приносят боль. Чем объяснить такое фатальное повторение одного и того же сценария, когда надежда чередуется с безысходностью, ревностью, обидой?«Чувствуя себя отвергнутым, брошенным, вызывающим раздражение своей матери, ребенок не сможет получить удовольствие от любви, поскольку это чувство смешано у него с большой долей негативных эмоций: обидой, агрессией, завистью, виной, стыдом, – продолжает Михаил Ромашкевич. – Его отношения с людьми и миром в целом будут окрашены преимущественно в темные, мрачные тона. Для такого человека акт любви сосуществует с актом мести. Когда влюбленные мучают друг друга, в их отношениях бессознательно отыгрываются одновременно и повторение их собственной детской боли, и месть человеку, причинившему эту боль. Однако тут есть один нюанс. Зигмунд Фрейд, описывая «принцип удовольствия», включил в него и получение удовольствия, и избавление от неудовольствия. И, когда люди вступают в такие болезненные отношения, они бессознательно стремятся не к получению удовольствия, а к тому, чтобы избавиться от прошлой детской боли».

Рисунок любви

Многим из нас, конечно же, знакомы отношения, в которых любовь была окрашена неприятными переживаниями. Однако чаще всего такое происходит в юности, когда у нас только формируется образ наиболее привлекательного партнера. С возрастом мы лучше осознаем, какого человека хотим видеть рядом с собой, какими качествами он должен обладать, чего мы ждем от него, что нам нужно для получения удовольствия, а чего мы желаем избежать.«К счастью, у большинства из нас ранний опыт не был очень травматичным, – говорит Михаил Ромашкевич. – Разочарование, обиды на родителей пережил в детстве почти каждый из нас. Однако эти чувства не были столь интенсивными, чтобы нанести необратимый вред нашей психике, и у нас остается способность находить партнеров, с которыми мы можем получать удовольствие от различных аспектов отношений. И каждый из нас создает индивидуальный рисунок в любви».

Любовный наркотик

Каким бы ни был наш прежний опыт, влюбляясь вновь, мы опять становимся безрассудными, открытыми, готовыми испытывать нежность и привязанность. Мы чувствуем непреодолимое влечение, эмоциональную зависимость от партнера и ведем себя так, словно во что бы то ни стало стремимся сохранить эти переживания. Почему? «Любовь, как всякая приятная деятельность (просмотр хорошего фильма, чтение увлекательной книги, наслаждение изысканным блюдом и, конечно, переживание оргазма), вызывает рост процентного содержания допамина в нашем мозге, – рассказывает психофизиолог Александр Черноризов. – Этот нейромедиатор – естественный стимулятор наших чувств. Он «включает» ощущение эйфории и побуждает нас стремиться к максимальному удовольствию, к страстному возбуждению».Исследования химии влюбленного мозга помогают нам понять, почему мы ведем себя именно так*. Нейробиологи установили, что тот же допамин «причастен» к формированию наркотической зависимости. Именно этот факт дает основания утверждать, что любовь – это тоже наркотик. «Когда мы влюблены, мы разделяем судьбу наркоманов, отличие лишь в том, что наш наркотик носит имя любимого нами существа», – считает Хелен Фишер (Helen Fisher), антрополог из университета Рутгерса (США), автор мирового бестселлера «Почему мы любим. Природа и химия романтической влюбленности»**. С этой мыслью трудно смириться, но, похоже, мы действительно влюбляемся не только потому, что объект нашей страсти обладает какими-то достоинствами. За этим также стоит и чисто эгоистическое стремление получить максимум удовольствия.

* Михаил Ромашкевич – действительный член Международной психоаналитической ассоциации, заведующий психоаналитической кафедрой Института практической психологии и психоанализа.

* The Journal of Neurophysiology, 2005, vol. 3.** H. Fisher «Why We Love: The Nature and Chemistry of Romantic Love». Peperback, 2005.