Почему мы платим так дорого за «новый люкс»

ЦЕЛАЯ НАУКА

Косметические корпорации выделяют огромные средства на научные исследования – и каждая делает это по-своему. Скажем, в Este-e Lauder специальная группа ученых занимается непрерывным мониторингом научных открытий во всех областях знаний. В этом океане информации они ищут те немногочисленные жемчужины, которые можно будет так или иначе применить при создании косметических средств. Chanel снаряжает целые экспедиции в отдаленные уголки земли в надежде отыскать новые ингредиенты для создания еще более эффективных новинок. В лабораториях Kanebo для исследований используют не только сложнейшую аппаратуру, но и биоинформационный подход, который позволяет отслеживать биоэнергетические процессы на уровне клетки.

Благотворительность от Dior

Прибыль от продажи продуктов «высокой красоты» идет не только на счета создающих их компаний. Шэрон Стоун, знаменитая голливудская актриса и «лицо» марки Dior, основательница фонда помощи бездомным и обездоленным детям Planet Hope, получила от президента Parfumes Christian Dior чек на 100 000 евро – на благотворительные цели. Звезда решила передать эти средства российским организациям «Самю Сосьяль Москва» и «Центр лечебной педагогики». Ее инициатива получила поддержку: часть средств от продажи продукции Dior Capture Totale в магазинах сети «Л'Этуаль» (более 40 000 долларов) была перечислена в организацию «Наша семья», оказывающую бездомным детям помощь в обретении семьи. Есть надежда, что это тоже станет тенденцией?

КОМПОНЕНТЫ НА ВЕС ЗОЛОТА

Экстракт икры, 24-каратное золото, рейши (японский эквивалент трюфелей) – все это очень редкие и дорогостоящие компоненты. Высокотехнологичные составляющие кремов стоят подчас еще дороже. Так, марка Valmont использует пептиды (вещества, стимулирующие восстановление клеточных функций) по 780 евро за грамм, то есть 780 000 евро за килограмм. «Более доступный компонент – ДНК лосося, которая присутствует во всех наших средствах, – стоит около 960 евро за килограмм, – говорит Софи Гийон (Sophie Guillon), директор по маркетингу Valmont. – Она способствует интенсивной регенерации кожи. Для сравнения: килограмм глицерина стоит 50 евро». Некоторые ингредиенты, входящие в состав кремов Re-Creation от Este-e Lauder, стоят более 16 000 долларов за килограмм. «Но дело даже не в этом, – поясняет доктор Маэс, – а в том, что они чрезвычайно хрупки и количество, которое мы можем произвести, ограничено. Это является главной причиной того, что мы создали к началу продажи всего 7000 упаковок Re-Creation – он по-настоящему эксклюзивен».

ЧУДЕСА ТЕХНОЛОГИЙ

Дороговизна активных компонентов часто связана с тем, что они требуют дорогой процедуры экстракции или изменения структуры, для того чтобы кожа могла их усвоить. Нанотехнологии особенно активно применяются в косметологии: наноэмульсии состоят из частиц вещества в тысячу раз меньших, чем частички классических эмульсий, что позволяет активным компонентам проникать в кожу более глубоко. Для завершения процесса биоферментации – залога высочайшей эффективности Creme de la Mer – требуется шесть месяцев. Полифракционирование активных веществ, используемое для производства крема Sublimage от Chanel, позволяет получить более чистые и концентрированные экстракты. В целом на разработку и исследования средства по уходу такого уровня требуется от 6 до 10 лет. Пять лет исследований позволили специалистам Kanebo добраться до самой сути процесса старения, заключающегося в снижении регенеративной способности ДНК, – это открытие было использовано при создании The Cream Sensai Premier. Принцип «открытой формулы» в средствах La Prairie, Cle de peau beaute позволяет продукту постоянно находиться на пике эффективности, так как формула перерабатывается и дополняется последними научными изысканиями. Производимые в совсем небольших количествах, эти кремы имеют не только высокую цену, но и действительно высокую себестоимость.