Утренние метаморфозы

От пробуждения до выхода из дома – как мы меняемся за это время? Голландская художница Аннет ван дер Ворт (Annet van der Voort) исследует эту тему в своих фотоработах. Мы попросили ее рассказать нам о своем опыте утреннего макияжа, а психоаналитика Франсиса Хофштейна (Francis Hofstein)* – прокомментировать ее наблюдения.

Ирен, стилист «Так выглядит моя подруга сразу после пробуждения и перед выходом из дома».

утренний макияж
утренний макияж

На мысль сделать подобную серию работ меня навели мои собственные утренние метаморфозы, – рассказывает Аннет ван дер Ворт. – Я решила последовательно запечатлеть несколько женщин на разных этапах – от момента их пробуждения и вплоть до выхода из дома. Мне очень хотелось обнажить, сделать зримым этот невидимый стороннему глазу процесс. Я постаралась подобрать как можно менее схожих между собой моделей – для меня было важно показать женщин разного возраста (моим героиням от 8 до 80 лет), с разным профессиональным и жизненным опытом. Естественно, мы с ними были знакомы и до начала работы над этим достаточно интимным проектом, но в процессе съемок особенно сблизились. Для того чтобы подловить моих героинь в те минуты, когда они просыпаются, встают и приводят себя в порядок, мне приходилось ночевать у них дома – фактически становиться членом их семьи. Мне показалось, что для всех моих героинь моментом наивысшего тождества – внешнего и внутреннего – стали съемки на выходе из ванной: именно в этот миг участницы проекта предстали передо мной в своей наиболее естественной ипостаси – посвежевшие и словно бы отмытые от всего искусственного, наносного. Женщин, согласившихся мне позировать, было восемь: это произвольное число – просто мне показалось, что такого количества участниц будет достаточно для того, чтобы отобразить все основные этапы утреннего пробуждения. С удивлением я обнаружила, что в поведении ребенка, женщины средних лет и пожилой дамы неизменно присутствует нечто общее: вне зависимости от возраста каждая из них пытается построить свой утренний ритуал преображения таким образом, чтобы максимально проявить и подчеркнуть свою неповторимую индивидуальность в том виде, в котором сама ее воспринимает и чувствует». А. В.

КОММЕНТИРУЕТ ФРАНСИС ХОФШТЕЙН

Красота: ритуалы двойного назначения

Эта серия женских портретов исследует вопрос того, что в антропологии принято именовать «обретением лица». Наряжаться, накладывать макияж и вообще всячески украшать себя – это, по сути дела, древний ритуал преображения внешности, обладающий сразу несколькими функциями. Первая из них – оборонительная: ее смысл в том, чтобы разделить внутреннюю и наружную сферы, граница между которыми проходит по поверхности нашего тела. Макияж и прическа (так же как и одежда) позволяют надежно разграничить личное, интимное пространство и пространство публичное, социальное.Вторая функция утреннего «прихорашивания» – наступательная. Улучшая себя, мы апеллируем к постороннему, ко взгляду извне: конечная цель наших ритуалов в том, чтобы нравиться, соблазнять, завоевывать. Иными словами, макияж – это что-то вроде боевой раскраски: он позволяет нам воплотить в собственной внешности некий завершенный образ, внести коррективы в черты, данные нам природой, или замаскировать те из них, которые нас по каким-то причинам не устраивают.Утренние метаморфозы всегда преследуют обе эти цели одновременно, однако их соотношение всегда зависит от конкретного человека, его личной и семейной истории, жизненного опыта и, конечно, от возраста, свидетельства которого сегодня можно более или менее безболезненно сгладить. Иными словами, смысл, который мы вкладываем в собственные действия, напрямую зависит от нашего отношения к себе, к своему лицу и телу. Как бы мы сами его определили? Конфликт? Гармония? Того и другого понемногу? Женщина, еще вчера обходившаяся практически без косметики, сегодня обильно пудрится и красит губы: дело в том, что именно сегодня ей особенно важно почувствовать себя защищенной или самоутвердиться. Порой это свидетельствует о нарциссических наклонностях – о настойчивой потребности нравиться, но в то же время может говорить и о стремлении установить дистанцию между собой и окружающим миром.