Почему это так непросто

Мы хотели бы общаться друг с другом искренне, открыто, «по-настоящему», но на деле – особенно в беседах с близкими людьми – нам это удается далеко не всегда. Что нам мешает ясно сказать о том, что мы действительно чувствуем?

Какой подарок, мама, – просто бред!.. Ой, я в том смысле, что просто блеск!..» Оговорка – простейший способ невзначай выдать ту правду, которую зачастую иначе и не скажешь. Если бы, как в мире животных, наш разговор служил лишь для передачи информации, общаться было бы проще. Но порой человеческая речь не только и не столько сообщает, сколько скрывает и вводит в заблуждение; согласно парадоксальной формулировке французского лингвиста Антуана Кюльоли (Antoine Culioli), «взаимопонимание – не более чем частный случай недоразумения».

Любой разговор помимо очевидного содержания несет в себе немало иных, скрытых сообщений. К тому же характер и результат общения – особенно если говорим мы с самыми близкими людьми – во многом зависят от наших отношений с собеседником, а в них всегда присутствуют самые разные, порой полярно противоположные эмоции и чувства. Так стоит ли удивляться, что иногда нам так непросто найти друг с другом общий язык?

РАСШИФРОВАТЬ ПОСЛАНИЯ БЕССОЗНАТЕЛЬНОГО

Если слово служит для передачи информации, то наши оговорки, молчание и недоговоренности передают то, что мы вытесняем из сознания.

УЧИТЬСЯ СЛУШАТЬ СВОЕГО РЕБЕНКА

Для гармоничного развития ему необходимо, чтобы родители слышали его действительно.

ЗНАТЬ, КТО НАШ СОБЕСЕДНИК

Мать-подружка, возлюбленный, неосознанно заменяющий фигуру отца… Стоит избегать смешения ролей, если мы хотим общаться полноценно.

Разговор глухих

Для классика французского психоанализа Жака Лакана (Jaсques Lacan) самым серьезным препятствием в общении является фундаментальная амбивалентность языка. По его мнению, существует пропасть между общепринятым смыслом слов – их словарным толкованием – и тем, что они значат для нас в тот момент, когда мы их произносим. Пример: я упрекаю своего друга в том, что он не спешит оформить наши отношения, и в ответ слышу «да». Как мне его понимать: «Да, это правда» или «Да, я слышу твои слова, но с ними не согласен»? Есть большая вероятность, что дальше последует классический «разговор глухих», едва ли не самая распространенная форма человеческой коммуникации: каждый будет говорить о своем, не понимая другого…

«Когда встречаются двое, соприкасаются два уникальных жизненных опыта, – говорит психотерапевт Александр Бадхен. – Переживания слушающего и говорящего окрашивают произнесенные слова, придают им определенный смысл, подобно тому как режиссерское и актерское прочтение могут изменить смысл пьесы: слова те же, но интонации чуть-чуть изменены, по-другому расставлены акценты, и текст воспринимается иначе. Слова помогают нам не только выразить себя, но и сделать свой внутренний мир доступным для другого человека. Разговор соединяет нас только тогда, когда собеседники действительно стремятся понять друг друга».

О чем речь?

«Все разговоры можно условно разделить на два типа, – рассказывает психотерапевт Александр Орлов. – Первый – так называемый social talk, светский разговор, во время которого мы обсуждаем статью в журнале, цены, погоду… В основном наше общение состоит именно из таких бесед. О себе и своих чувствах мы рассказываем значительно реже, но именно такое общение воспринимаем как близкое, интимное, и именно оно вызывает наибольшие сложности».

Одна из проблем известна со времен Фрейда: мы все обладаем сумеречной зоной бессознательного, которое неподвластно нашему контролю и неявно управляет нашим поведением. Так, 19-летняя Мария с иронией говорит своему молодому человеку, в последний момент отменившему свидание: «Мама с папой тебя не учили, что надо держать слово и выполнять обещанное?» На первый взгляд упрек понятен, но дальнейший диалог тем не менее невозможен. Ведь истинная причина гнева девушки – не невоспитанность друга, а ее уязвленное самолюбие, испорченный вечер...

Но почему бы прямо не сказать о том, что нас беспокоит? «Зашифрованные» сообщения возникают тогда, когда мы не доверяем другому человеку или уверены, что он не сможет нас понять, – объясняет психотерапевт Александр Орлов. – Но кодировать свои сообщения мы способны и сознательно, особенно если в прошлом наша открытость приводила к неприятным последствиям».