Почему это так непросто

Под прикрытием слов

С помощью слов мы умеем скрывать то, что беспокоит нас на самом деле. «Моя 23-летняя дочь привела к нам своего нового друга, – рассказывает 54-летний Павел. – Оказалось, что он старше меня года на три-четыре. Я был сильно смущен, но не решился обсуждать ситуацию. Мы что-то говорили о погоде, о новых фильмах… Мне хочется откровенно поговорить с дочерью, но не будет ли это вторжением в ее личную жизнь, не обижу ли я ее?»

Когда есть риск ранить близкого человека, нарушить его личное пространство, разговор «ни о чем» помогает скрыть истинные чувства. В других случаях вполне невинное высказывание кодирует смысл, который сам человек не может (или не хочет) осознать. 42-летней Ларисе звонит возмущенная мама: в выходные внук с друзьями приезжали на дачу и опустошили холодильник. Почему бабушка не поговорила с внуком напрямую? Вполне возможно, пустой холодильник не так уж беспокоит ее. На самом деле для нее важно другое: дочь плохо (не так, как хотелось бы бабушке) воспитывает сына. Она плохая мать, а значит, и плохая дочь, которая ее разочаровала. Конечно, диалог не получается, поскольку истинный мотив этого звонка – вовсе не прегрешение внука, а обида и разочарование по отношению к дочери.

Собеседник реальный и мнимый

Чтобы диалог состоялся, важно понимать не только «куда» обращена речь (с кем мы сейчас говорим), но и «откуда» она исходит (кто мы есть). «В нас постоянно идет интенсивная внутренняя жизнь, и если что-то вовне требует нашего отклика, то зачастую мы реагируем не из «нейтрального» места, а например, из неизжитой обиды, которая сейчас вновь завладела нами, – говорит Александр Бадхен. – Тогда с собеседником помимо нашей воли говорим не мы, а наше обиженное «Я».

Если роли перепутаны или недостаточно ясно очерчены, источником трудностей может стать нечеткий образ адресата. Так, например, дочери трудно строить общение с матерью именно как с матерью, если это «мать-подружка», пренебрегающая разницей поколений и посвящающая дочь во все подробности своей интимной жизни. Другая причина, по которой мы в общении словно подменяем одного человека другим, – это сильная эмоциональная перегрузка. «Мой начальник весь день доводил меня, а мне приходилось молчать, – рассказывает 37-летний Игорь. – Вечером я так разругался с женой, что она даже заплакала, а на следующий день я понял, что на самом-то деле кричал на начальника…»

«Также нередко мы общаемся не с самим человеком, а со своими представлениями о нем, – поясняет Александр Орлов. – Те его слова, которые соответствуют этим представлениям, мы слышим, а остальные отрицаем, отсекаем, не воспринимаем. Конечно, качеству общения это не способствует».

Но главный источник недоразумений – наше бессознательное. Мы переносим на партнеров те чувства, которые испытывали к собственным родителям – первым объектам нашей любви. Когда спутник жизни воспринимается женщиной не как равноправная «вторая половина», а как замещение всемогущей фигуры отца, ей трудно обращаться к нему с позиции независимого взрослого. Или же, когда мужчина навязывает партнерше образ «доброй матери», он наверняка будет упрекать ее всякий раз, когда ее слова или поведение не будут соответствовать этой роли. В обоих случаях трудно понять причины трепета или враждебности партнера, который видит перед собой не тебя, а родительский образ.

Пишу, чтобы сказать

Когда диалог не получается (из-за слишком сильных эмоций или потому, что человек, с которым мы хотим поговорить, уходит от разговора), можно написать ему письмо. «Это способ глубокого, открытого, осознанного самовыражения, – говорит Александр Орлов. – Письмо важно и для адресата, и для того, кто его пишет, ведь иногда живое общение (наш голос, интонация) мешает понимать истинный смысл сказанного, а письмо делает мысль более свободной».

Американский психотерапевт Сьюзан Форвард (Suzan Forward) предлагает начинать послание со слов «Я скажу тебе то, чего раньше никогда не говорил(а)». В письме должно быть четыре основных пункта:

вот что ты мне сделал(а);

вот что я почувствовал(а);

вот какое действие это произвело на мою жизнь;

вот чего я теперь жду.

Такое послание позволит избежать непродуктивного диалога, в котором все свалено в одну кучу. «Но письмо – это документ, и нужно очень хорошо представлять себе возможные последствия его появления у того, кто не хочет с тобой разговаривать, – предупреждает Александр Бадхен. – Сначала стоит задать себе несколько вопросов. Зачем я пишу? Чего пытаюсь добиться? Что хочу объяснить человеку этим письмом?» Представьте, как ваш адресат будет его читать и какие реакции оно у него вызовет. И, если они (в вашем представлении, конечно) соответствуют тому, к чему вы стремитесь, бросайте конверт в почтовый ящик или нажимайте Send.