Почему это так непросто

Первые слушатели

Речь становится инструментом общения, помогает раскрыть себя, если в жизни человека были родители, которые умели нас слушать. Однако некоторым в этом смысле не везет, и поэтому, уже став взрослыми, такие люди не решаются выражать свои желания и чувства, отстаивать свою точку зрения...

Трудности могут возникнуть и из-за того, что в детстве родители не принимали всерьез наши попытки самовыражения: «Ты еще слишком мал, чтобы участвовать во взрослых разговорах». В результате многократного повторения подобных ситуаций ребенок убеждается в том, что он и его слова никому не интересны, и замыкается в себе. Необдуманная реакция взрослых, которые смеются над попытками ребенка вставить словечко, окончательно убедит его в том, что у него нет права на ошибку.

«Иногда мама вроде бы ведет диалог с ребенком, но это поверхностный разговор, исключительно практический: сыт ли, так ли себя вел, сделал ли уроки, – поясняет Александр Орлов. – Иногда причина в том, что у родителей слабо выражена способность к эмпатии – эмоциональному сопереживанию и пониманию другого человека. Но способность эту можно развивать – быть внимательными к тому, что действительно важно и интересно для ребенка, к его переживаниям. Так общение станет близким и личным».

Вникнуть и не судить

«Я давно перестала удивляться тому, что другие неправильно понимают мои слова, – признается 40-летняя Наталья. – Ощущение такое, что никто никогда никого не слушает!» Действительно, общение – это не только умение отчетливо (и не обидно для других) выразить свою мысль, но и навык слушания. «Мы перестаем слушать другого, когда сильно вовлечены в собственные обстоятельства, – говорит Александр Орлов. – Пресловутый рассеянный профессор так увлечен наукой, что не слышит не только слов собственной жены, но и гудка автомобиля, который может его сбить. Мы все в каком-то смысле рассеянные профессора, поглощенные то сложной ситуацией на работе, то качеством маникюра… Все эти вещи – словно экраны, которые вырастают между нами и нашими собеседниками, мешая понимать друг друга».

«Умение слушать – это не просто способность воспринимать обращенную к нам речь, – добавляет Александр Бадхен. – Это умение быть надежным спутником человека в путешествии по его внутреннему миру, его точкой опоры. Для этого нам придется на какое-то время отложить в сторону собственные взгляды и ценности, чтобы без предубеждения соприкоснуться с миром другого и не судить его. Слушать таким образом может быть трудно, больно, страшно, и мы не всегда к этому готовы. Но «слушать» и «понимать» – близкие понятия».

Как прочитать Карнеги и получить от него пользу

Одной из первых книг, которая рассказывала об искусстве общения, для многих из нас стал бестселлер американца Дейла Карнеги (Dale Carnegie), в 90-е годы прошлого века изданный огромными тиражами*. Интерес к его техникам, несмотря на обилие литературы о человеческих отношениях, остается и сейчас. Насколько они применимы в современной жизни? «Собираясь воспользоваться советами Дейла Карнеги, стоит помнить о разнице между личным и социальным общением, – говорит психотерапевт Александр Орлов. – Его рецепты могут быть полезны в сферах с ограниченной глубиной общения, где все играют определенные социальные роли. Но в личном, глубоком, интимном общении они вряд ли пригодятся». «У Карнеги есть и точные рекомендации, и примеры манипулятивного поведения, напоминающие басню о Вороне и Лисице, – взять хотя бы его совет постоянно говорить другим комплименты, – добавляет психолог Валентина Шипилова. – Поэтому, читая его книги, надо уметь отделять зерна от плевел». И не забывать, что универсальных рецептов успеха не существует.

* Д. Карнеги «Как завоевывать друзей и оказывать влияние на людей». Прогресс, 1990.

Диалог в безмолвии

Конечно, мы общаемся в основном при помощи речи, но подлинная встреча, подлинный диалог происходят «по ту сторону слов». Многие могут вспомнить молчаливые прогулки с друзьями или общение с природой, когда слов не было, а ощущение глубины и ценности этих мгновений живет в нас годами. Общение может происходить посредством искусства, когда стихи или музыка вызывают у нас ощущение встречи. Недаром, чтобы выразить высшую степень восхищения, говорят: «Нет слов!»

Звучание и тональность нашей речи так же наполнены смыслом, как и слова. Как писал Иосиф Бродский, «мотивчик значит больше текста, вполне заменимого и избыточного». «Писатель Юрий Тынянов когда-то точно подметил, что мы обижаемся не на слова, а на интонации, – комментирует Александр Бадхен. – В словах может быть заключена огромная энергия, но сам говорящий не обязательно осознает ее и зачастую удивляется реакции собеседника: «Я ведь ничего такого не сказал».

Мотив наших диалогов не всегда обходится без фальшивых нот, и не во всех наших беседах есть взаимопонимание. «Но и человеческие отношения бывают не всегда ясны и редко совершенны, – продолжает Александр Бадхен. – Стоит заботиться не об «акустике», а о том, что лежит за «звуком», – о наших отношениях, отраженных в разговоре». Для общения важно совместное, разделенное друг с другом бытие, а диалог может происходить и в безмолвии.