Рот на замок

ПОГОВОРИ СО МНОЮ, ТЕЛЕВИЗОР!

Телевизор вообще стало страшно включать — из него постоянно льется поток откровений жителей больших и малых городов. При этом создатели таких передач утверждают, что оказывают населению терапевтические услуги. Потенциальных участников призывают выплеснуть все, что накипело, и освободиться от тягостных секретов. «Конечно, такой подход провоцирует людей на откровенность — причем бессмысленную откровенность. Непонятно, что она дает, — недоумевает Анна Варга. — Больше всего на это подсаживаются люди с истерическим запалом — они получают массу переживаний от самого факта публичного «покаяния». И удовлетворяют свою потребность быть в центре событий, но это, к сожалению, дает кратковременный эффект. Приходится все время что-то новенькое публике подкидывать, она же ненасытная. Сегодня рассказал, как обманул жену, а в следующий раз надо рассказать, как переехал старушку на пешеходном переходе... Что делать, закон жанра!» А Пьер Леви-Сусан считает телешоу не просто бессмыслицей, но вредным и опасным явлением: «Сказанное публично может отравляюще воздействовать на людей, так что каждому из них будет трудно, а иногда и невозможно справиться с тяжелыми последствиями».

«Что создает общность в отношениях? — продолжает Варга. — Общая территория, количество усвоенной вместе информации и количество одновременно переживаемых сильных чувств. Скажем, совместный просмотр фильма сближает, но еще больше сближают скандалы: потому что люди одновременно сердятся, волнуются, обижаются, в общем, одновременно испытывают сильные чувства».

И еще: тайны надо раскрывать с умом. «Прежде чем поделиться секретом, подумайте, зачем вы так поступаете, — советует Анна Варга. — Если вы просто ищете сочувствия — это разовые акции, их не стоит повторять». Скажем, вы сообщаете мужу, что вас в детстве обижал старший брат, любимое мороженое отнимал. Муж вас пожалел и мороженое купил. И что, в следующий раз, когда вам захочется сочувствия, вы снова будете эксплуатировать этот сюжет? Получается как в анекдоте, когда бабушка каждый раз на исповеди рассказывает, как она согрешила в молодости, и каждый раз, получает отпущение грехов. Священник не выдерживает и говорит: «Я же вам уже сто раз отпустил этот грех, зачем вы опять про него рассказываете?!», а старушка отвечает: «Зато лишний раз вспомнить-то как приятно!» Если вы раскрываете душу ради подобного ощущения, запретить вам вести себя подобным образом, конечно, нельзя. Но тогда это называется не «делиться секретом», а, скажем так, «ездить по ушам». Почувствуйте разницу.

В общем, ясно одно: в нашей жизни должно оставаться место для тайн — детских, семейных, женских. Прислушайтесь к своему внутреннему голосу: скорее всего, вы сами поймете, что позволительно доверить другому, а что — нет, что необходимо рассказать, а что лучше утаить. «Можно лишь представить тот риск, которому мы себя подвергаем всякий раз, когда делимся с другими самым сокровенным, — ведь сказанное больше нам не принадлежит. Раскрывая свой секрет другому, мы всегда рискуем, что наше признание обернется против нас», — уверен Пьер Леви-Сусан. Достаточно вспомнить Монику Левински, которая была не в силах сдержать счастья и доверила свою сердечную тайну подруге. Что было дальше, мы все помним... Спрячем что-нибудь глубоко внутри: пусть будет о чем поразмыслить самой в часы досуга. В конце концов, всегда приятно поговорить с умным человеком.