Слишком умная, чтобы быть принцессой

Писатель Катя Метелица с сожалением доказывает, что чем умнее девушка, тем дальше она уходит от прекрасного образа принцессы в розовом и с короной на голове. Не будем удаляться, будем как дети.

умная женщина
умная женщина

На четвертом году жизни моя крестная дочь София решила, что отныне ее зовут Азура Каблукова. Немыслимой красоты имя Азура произошло, возможно, от Розочки – так зовут ее золотую рыбку, а возможно, от рабыни Изауры, которую иногда упоминает няня Наташа: «Что же ты, Сонечка, не кушаешь суп? Я целый час у плиты стояла, как рабыня Изаура…» Ну а насчет Каблуковой все понятно – туфельки на тонких высоких каблуках носят все принцессы, все королевны и все хоть немного что-то соображающие взрослые красивые женщины. «А ты, мамочка, не наденешь туфли на каблуках? Нет?» Глубокий вздох. «А ты, Метелица?» Безнадежно. Свободные люди, которые могут, казалось бы, покупать себе что угодно… и почему-то не носят каблуки! Эта наша поразительная, необъяснимая тупость ставит Соню в тупик. «А почему ты не в платье, Метелица?» Мы идем в парк, в штанах удобнее, но Соня не принимает таких аргументов – она никогда, ни за что не появится на людях в штанах, только в юбочке. Лучше даже просто в одних колготках, но только не в джинсах. Джинсы она ненавидит, даже топчет их ногами – так им, так! Соня свирепо отстаивает свое право на женственность: только юбочки, только платья. Она страшно дорожит своей принцессностью, любит, чтобы все было красиво и правильно. Я хотела подарить ей плюшевого медвежонка – какой там медвежонок. Из всех игрушек она выбрала кошку, самого ядовитого розового цвета. «Эта гламурная кошечка – образец стиля», – так и написано на ярлыке. Гламурное кошечко, галантерейный кошмар. Недрогнувшей рукой Соня выбрала для нее самое розовое из всех розовых платьев, шелковые трусы с бантиком, диадему с розовым пухом и имя – Принцесса. Не игрушка, а пародия на Пэрис Хилтон, и она с ней теперь – грустно об этом говорить – спит. Рядом с кроватью две диадемы: поменьше – Принцессы-Кошки, побольше – Принцессы-Азуры. Вечером сняли, утром надели: иначе никак – положение обязывает.

Во имя принцессности Азура готова приносить жертвы. Вот, например, меч. Этот меч ей подарил пятилетний Платон – меч, если честно, был нужен и самому Платону, но Соня не оставила мальчику выбора, дав понять, что без этого меча ей нет жизни. С огромным зеленым пластмассовым мечом Соня-Азура немедленно обрела счастье. И была счастлива примерно час, пока ржавь сомненья не стала разъедать душу. «А у принцесс бывают мечи, а, Метелица?» Бывают, конечно, бывают, и именно зеленые. Я стараюсь говорить очень уверенно, но плохо, что я сегодня не в платье. «Почему у тебя руки и ноги разные, а, Метелица?» О чем она?! А, понятно – на ногах пальцы накрашены голубым лаком, а на руках – оранжевым; хорошо ли это? Может ли взрослая дурында с разными руками и ногами быть авторитетом в выборе цвета меча принцессы? Большой вопрос.

Безусловно прекрасным и несомненно принцессным Азуре Каблуковой кажется только один цвет: «У принцессы должен быть розовый меч». Все! – с зеленым мечом она больше не играет, он отправлен в далекую ссылку, в чулан. Лак на ногтях тоже должен быть розовый, без всяких фокусов: «Ну, ты понимаешь, Метелица?» Из всего, что надето на мне, Азуриного одобрения удостаивается только одна сережка – маленькая наглая Бетти Буп. Сомнительного, прямо скажем, вкуса вещичка, но я точно знала, что Азуре она понравится: pin-up girl мало чем отличается от принцессочки: пышные кудри, и каблучки, и юбочка… А я ведь тоже отказывалась носить джинсы лет до двенадцати и очень даже не брезговала розовым, хоть он и не был тогда «новым черным» для малолеток. В соседнем дворе жила девочка Гертруда – я страстно завидовала такому красивому имени…

Вчера София заявила, что она больше не Азура Каблукова, а Золушка Туфелькова. Кажется, в целом, она прогрессирует быстрее меня.