Экстрим: что скрывается за тягой к риску

ВЫРВАТЬСЯ ЗА БАРЬЕРЫ

Человек, ищущий сильных эмоций, задыхается в обществе, которое с каждым днем все больше напоминает огромный супермаркет. Мы стараемся строго следовать заведенному распорядку, боимся «выпасть из обоймы» и, даже донельзя устав от механического однообразия собственной жизни, не сходим с дистанции: а вдруг потом не сможем вернуться? «Надежные вложения капитала, пенсии, гарантии, многоступенчатая карьера, страхование жизни и т. п. – изначально все это было придумано человеком для того, чтобы сделать жизнь легче, освободить дух и создать больше возможностей для беззаботной жизни, – поясняет экзистенциальный психотерапевт Светлана Кривцова. – Но те же самые разумные и полезные вещи становятся тяжким грузом, как только наша жизнь оказывается сосредоточена вокруг страха их лишиться. А экстрим дает возможность вырваться из рутины, сбросить напряжение, в котором мы живем».

«Я с самого детства хотел быть не таким, как все, – рассказывает Валерий Розов, – мне было важно жить не так, как другие. И вот теперь я не сижу в офисе с девяти до шести и по полгода не бываю дома. Часто мне не о чем разговаривать с обычными людьми: им неинтересны мои темы, а мне – их. Но мне нравится именно такая жизнь».

Илья Новиков, 32 года, путешественник

«Я думаю, экстрим дает уникальную возможность встретиться с самим собой. Только наедине со стихией я могу сделать это по-настоящему».

НЕОДОЛИМОЕ ВЛЕЧЕНИЕ

«Я познакомился с Томом Стоуном, американским путешественником, который готовился в пеший поход от Москвы до Сахалина, – рассказывает 32-летний Илья Новиков, путешественник и альпинист. – В какой-то момент я почувствовал, что во что бы то ни стало должен пойти вместе с ним. У меня было ощущение, что именно от этого зависит, как сложится дальше вся моя жизнь». «Я уже был опытным парашютистом, когда увидел съемки, как человек в горах прыгает со скалы. Это зрелище поразило меня настолько, что я решил обязательно попробовать то же самое», – вспоминает Валерий Розов.

Подобному внезапному порыву, спонтанно вспыхивающей страсти чаще всего сопутствует ощущение «Я могу это сделать» и даже больше – «Мне все нипочем». Одержимый мыслью реализовать задуманное, человек подчиняет всего себя этой идее и добивается желаемого результата. Потребность вновь и вновь испытывать это сладкое чувство входит в привычку. «Прервать череду, прыжков, полетов или погружений без какой-либо особенно веской причины – значит испытать сильнейшую фрустрацию, которая приводит к необъяснимой тревоге, рождает чувство безысходности и нередко заканчивается депрессией», – поясняет Андрей Россохин.

ВЫЖИТЬ, БЛАГОДАРЯ ПРОБУЖДЕНИЮ ВСЕХ ЧУВСТВ

Каждый из тех, кто связал свою жизнь с рискованным увлечением, как правило, рано или поздно попадает в ситуацию, когда опасность слишком велика для того, чтобы выжить. «В такие моменты нет времени на раздумья, ты действуешь, подчиняясь первому внутреннему импульсу», – рассказывает Илья Новиков. В 2002 году во время зимнего восхождения на Эльбрус группа альпинистов попала в грозовое облако. «Молнии били прямо вокруг нас, в любую секунду каждый мог превратиться в уголек, – продолжает Илья. – В такие моменты ты полностью зависишь от стихии. И выживаешь, если сможешь собраться и одновременно как бы раствориться в природе, стать ее частью».

Юля Петрик, 34 года, фри-дайвер

«На глубине я чувствую, что счастлива абсолютно: покой, восторг – то, что я искала всю жизнь».

У фри-дайвера Юлии Петрик во время соревнования на глубине 50 метров лопнула барабанная перепонка: «Когда такое случается в воде, человек полностью теряет ориентацию. Я не понимала, где верх, где низ. Единственное, что я могла сделать, – это сконцентрироваться и, не размышляя, каким-то шестым чувством «нащупать» выход на поверхность», – вспоминает она.

«У меня не раскрывался парашют, а до земли оставалось совсем чуть-чуть, – говорит Валерий Розов. – Возникло ощущение, что мои глаза и лицо горят, и в этот момент я словно увидел свою мысль: «Ну все, мне конец». Сам не помню, что я делал, как сгруппировался, перевернулся, однако парашют раскрылся, и я приземлился благополучно. Но еще несколько дней я, кажется, руками мог потрогать эту мысль о смерти».

Ясность мысли посреди хаоса, усилия на грани возможного, противостояние сомнениям и желанию отступить – в экстремальные моменты человек способен на физические и умственные реакции, поражающие его самого. «Это особое состояние сознания позволяет задействовать такие силы, о которых ты и не подозревал, – поясняет Светлана Кривцова. – Человек чувствует, будто он проникает в новый, нетронутый мир, становится единым целым с землей и небом в самом прекрасном их проявлении...» «Я и не догадывалась, как много я способна выдержать, – рассказывает Юлия Петрик. – Я справилась со страхом, смогла управлять своим телом и знаю теперь, что подчинить себе океан невозможно – его можно только понять и жить по его законам». Эти слова можно назвать девизом всех тех, кто имеет дело со стихией.