Я никому не доверяю

Разумная доля недоверчивости способна оградить от неприятностей, однако в дружеских, любовных или деловых отношениях это качество может стать непреодолимой преградой. Почему некоторым из нас так сложно положиться даже на самого близкого человека?

Одни люди склонны доверять окружающим до тех пор, пока не получат весомых доказательств их ненадежности и неискренности. Другие с самого начала предпочитают держаться настороженно. То и другое совершенно нормально: недоверчивость способна защитить психику человека от сильных потрясений, связанных с разочарованиями и обманом. «Однако бывает, что эта защита генерализуется, то есть начинает проявляться всегда и без разбору, – говорит когнитивный психолог и психотерапевт Алексей Луньков. – Тогда недоверие уже не защищает человека, а управляет им, обрекая его на одиночество и изоляцию». Недоверие может перерасти в социальную фобию, которая мешает человеку не только завязывать отношения, но и просто выходить из дому.

Павел, 34 года, заместитель директора компании

«Я считал, что меня обманули»

«Моя беда в том, что я все по десять раз перепроверяю, ни на кого не могу положиться. Эта патологическая недоверчивость портит жизнь и мне самому, и моим близким. Я обратился к психотерапевту, и он помог мне выяснить истоки проблемы. Когда мне было 10 лет, меня привезли на «скорой» в больницу. Мне было очень страшно, а молодой доктор все время твердил: «Не бойся, малыш, все будет хорошо!» Операция прошла неудачно, я чудом выжил, а слова хирурга запомнились как жестокий обман. Теперь я пытаюсь осознать, что то был единичный случай, а вовсе не следствие из какого-то непреложного закона бытия. Я прохожу курс телесно-ориентированной терапии. Совершая простые жесты, например протягивая руку другому человеку, встречая и провожая его движением головы, я заново учусь раскрываться перед людьми, доверять им».

Недоверчивость в наследство

Склонность к недоверчивости обычно зарождается в детстве. Дети всецело зависят от взрослых и попросту вынуждены доверять им. Однако стоит маме немного замешкаться и не откликнуться немедленно на зов, как ребенок начинает подозревать ее в недостатке любви к нему. Сердясь на мать, он приписывает ей собственное раздражение, закладывая почву для будущего недоверия. Австро-немецкий психоаналитик Мелани Кляйн (Melanie Klein), впервые исследовавшая этот феномен, считала, что подобного рода переживания естественны, если только они не подчиняют себе всю эмоциональную жизнь ребенка. Повзрослев, он сможет спокойно принимать двойственность своего отношения к окружающим: научится мириться с тем, что сиюминутное подозрение в адрес близкого человека вовсе не исключает доверия и любви к нему. Родителям следует проявлять осторожность: их собственные страхи, особенно поданные излишне эмоционально, могут усилить естественную склонность ребенка к недоверчивости. «Не стоит слишком увлекаться предостережениями вроде «Не верь всем подряд», – предупреждает Алексей Луньков. – Конечно, для безопасности ребенка подобные рекомендации необходимы, но озвучивать их нужно спокойно, избегая пугающих формулировок. Лучше сказать: «Будь внимателен, когда общаешься с незнакомцами», «Старайся быть осторожным».