Можно ли любить своих детей одинаково?

Каждый ребенок – уникальный, особенный, а значит, любить его можно только по-своему. Не обязательно больше или меньше, просто иначе, чем его брата или сестру. Почему это происходит и нужно ли нам стыдиться «асимметрии» собственных чувств?

Кого ты больше любишь – папу или маму? Дети (даже те, кому удалось улизнуть от ответа, выпалив: «Я люблю шоколад!») испытывают тревогу и чувство вины, вызванные этим, казалось бы, невинным вопросом. Но, видимо, он не так уж невинен, если родители из поколения в поколение задают его своим детям, словно и вправду надеясь, что те вдумчиво и серьезно скажут: «Конечно, тебя! Тебя я люблю больше всех на свете!» Став взрослыми и пытаясь анализировать собственные чувства уже по отношению к собственным детям, мы сталкиваемся с отзвуком того же вопроса: кого я люблю больше – сына или дочь, старшего или младшего? И достаточно ли я люблю моих детей? Люблю ли я их «одинаково»? Для некоторых родителей эти размышления могут оказаться по-настоящему тягостными. Почему? Ответ часто кроется в нашей личной истории.

Степан Михалков, ресторатор

Я думаю, что люблю детей одинаково сильно, но проявляю свои чувства по-разному. Любовь к четырехлетнему Пете – это сплошная нежность. Для семилетнего Василия, который все чаще проявляет интерес к моей жизни, я уже немного товарищ, отец-собеседник. А старшую дочь, 14-летнюю Сашу, я люблю как взрослого человека, с ней мы общаемся уже на равных и на любые темы».

Родители–дети: сложная взаимосвязь

Связь со своим ребенком – одна из самых сложных, которые только способен создать взрослый человек, – по нескольким причинам. На наши чувства к собственным детям влияют особенности отношений между родителями, история семьи, наш опыт взаимодействия с другими людьми. «В детстве мы видели, как мама с папой без конца играли с нами в «различия и предпочтения» – сравнивали нас с братьями, сестрами и просто посторонними детьми. Мы помним, что чувствовали тогда, и не хотим, чтобы наши дети испытали нечто подобное», – рассказывает психотерапевт Наталья Дятко. Мы убеждаем себя, что уж своих-то детей будем любить одинаково, и требуем от себя равного отношения к каждому, а достичь его невозможно. Поэтому в ответ появляется лишь чувство вины по отношению к тому ребенку, который тебя раздражает или не подпитывает твою гордость за него.

Дети так не похожи друг на друга; наша связь с каждым из них – единственная и уникальная. «Даже если родители не отдают себе в этом отчета, их чувства по отношению к каждому ребенку особенные, – объясняет экзистенциальный психолог Светлана Кривцова. – Связь, объединяющая мать и дочь-подростка, – не та же, что объединяет ее с сыном-подростком. Мы неодинаково любим 20-летнего молодого человека и полуторагодовалого малыша. Характер и личные качества наших детей тоже имеют значение. Мы невольно связываем их черты со своими, создавая основу особых, неповторимых отношений».

Но признаваться (даже себе) в том, что мы любим детей по-разному, не принято. Более того, это кажется почти неприличным: если равенства нет, значит, одного из детей я все-таки люблю больше, чем другого?.. «На самом деле даже те родители, которые сами убеждены, что любят детей одинаково, описывая свои чувства, неизменно вспоминают, как по-разному их дети появлялись на свет, как непохоже ведут себя в одних и тех же ситуациях… Их рассказ передает те уникальные чувства, которые они на самом деле испытывают к каждому ребенку», – поясняет Наталья Дятко.

Известнейший французский психоаналитик Франсуаза Дольто (FranНoise Dolto) часто повторяла: многие братья и сестры имеют не одних и тех же родителей. Что это значит? Каждый ребенок появляется на свет в определенный момент жизни отца и матери. Женщина, родившая второго ребенка в 35 лет, уже не та, что родила первенца в 19. Можно ли представить, что ее отношения с этими двумя детьми одинаковы?