Можно ли любить своих детей одинаково?

«Детям бывает хорошо только тогда, когда мы выстраиваем свои отношения с каждым из них в отдельности, – говорит Светлана Кривцова. – Так же как у папы и у мамы не могут быть совершенно одинаковые требования к ребенку, так и у каждого из детей должны быть свои, уникальные отношения с каждым из родителей. Это подтверждает его неповторимость, ценность его личности: «Я – такой, какой есть, и мои родители это видят и уважают». Такое отношение создает у ребенка ощущение собственной значимости, учит доверять себе и ценить себя».

Новые цели

Увы, многие из нас на собственном опыте знают, как мучительны ревность и ненависть, которые в детстве ребенок может испытать по отношению к родителям. Мы видим, как страдают от этих чувств наши дети. И продолжаем надеяться на то, что этот тяжело нагруженный корабль будет легко и грациозно двигаться к прекрасному острову «Утопия», где все любят друг друга одинаково и где царят мир и согласие. Как ни странно, вместо того, чтобы думать о том, как туда добраться, нам придется сменить цель. «Представьте гнездо со множеством птенчиков, – говорит Маргарита Жамкочьян. – Они пищат и раскрывают клювы, когда птица-мать приносит им пищу. Как она решает, кому отдать этого червячка? Ведь пищат все – и те, кого накормили в прошлый раз, и те, кто давно ждет… Есть ли в птичьем мире справедливость – такая, какой мы себе ее представляем: чтобы любви и пищи было поровну? Мы не знаем – знаем только, что птице-матери надо накормить каждого, чтобы все ее птенцы выросли и вылетели из гнезда. Мир устроен не так, чтобы всем было поровну, а так, чтобы у каждого был шанс выжить и вырасти».

Мы часто оказываемся заложниками традиционных убеждений, думая, что должны любить всех своих детей «поровну», а они ревниво следят, как бы кому не досталось больше внимания и любви. На самом же деле спасение совсем в другом: давать каждому ребенку то, что ему требуется в данную конкретную минуту. Тем самым мы помогаем понять и его братьям и сестрам: в тот момент, когда им понадобятся наши поддержка и участие, они могут смело на нас рассчитывать. И именно это знание, а не абстрактная «равная любовь» позволяет нашим детям чувствовать себя комфортно, уверенно и защищенно.

Оксана, 32 года. «Я делаю все, чтобы в семье не было обиженных»

«Я была младшей дочерью в семье и на протяжении многих лет ощущала на себе одновременно две очень сильные эмоции: нежную и безусловную любовь родителей и откровенную неприязнь старшей сестры, видевшей во мне соперницу. Когда я ждала второго ребенка, думала лишь об одном: не допустить повторения! Никто из моих детей не должен чувствовать себя ущемленным! Первый год жизни «на два фронта» оказался очень тяжелым. Болезни младшего сына, Антона, заставляли меня проводить наедине с ним много времени. Это подхлестывало чувство вины, и я переключалась на Ваню (он старше Антона на два года). Потом мне казалось, что я уж слишком забочусь о развитии старшего, а маленький растет как трава в поле. Мои метания продолжались долго: каждый ребенок тянул одеяло на себя. Без обидных упреков «Ты его любишь больше!», разумеется, не обошлось. Я и сама не раз робко спрашивала себя: «Кого же ты все-таки любишь больше?» И с облегчением понимала, что мои чувства к каждому из детей сильны и глубоки. Есть еще и третья любовь – к ним обоим как к единому целому, к их братству. Я физически ощущаю, когда одного из сыновей нет: тоска по отсутствующему мешает мне в полной мере любить другого. В школьные годы ситуация немного разрулилась. Кажется, мальчики понимают, что я уделяю больше внимания тому, кому в данный момент это нужнее. Я не устаю повторять каждому в отдельности, как сильно люблю его. Но никогда не говорю, что люблю его больше, чем другого. Потому что это – неправда».