Скальпель и душа

Нос – это отец, грудь – это мать... За нашим желанием изменить их форму нередко скрывается семейная история, которую необходимо расшифровать, прежде чем обращаться к помощи пластического хирурга.

Французский психиатр и психоаналитик профессор Жерар ле Гуэ (Gerard Le Goues) убежден: «Не бывает красивых ртов или носов – красивым может быть только выражение лица в целом». Сказанное относится и к другим частям тела – груди, ногам, бедрам, талии – и полностью согласуется с мнением психологов: прежде чем пытаться изменить какой-то элемент своего облика, необходимо разобраться, что именно он олицетворяет.

В просьбах пациенток убрать избыток жира на талии, исправить обвисшую или просто слишком большую грудь, избавить их от морщин на лице или сделать изящным слишком большой нос Жерар ле Гуэ видит не просто настойчивое желание вернуть себе молодость и красоту, но нечто большее. «Желание изменить собственное тело всегда продиктовано достаточно сложными психологическими мотивами, и очень важно прояснить их до того, как внешность подвергнется значительным и зачастую необратимым трансформациям», – предупреждает он.

Жерар ле Гуэ знает, о чем говорит: за двадцать лет сотрудничества с Морисом Мимуном (Maurice Mimoun), руководителем отделения пластической хирургии парижской больницы Rothschild, он работал с более чем девятью сотнями пациентов – как с мужчинами, так и с женщинами, исследуя их скрытые мотивы и бессознательные желания. Конечно, каждый случай уникален, однако психоаналитику удалось выявить связь между особенностями определенных частей тела и складом личности.

НОС

«Нос олицетворяет мужское начало, – поясняет Жерар ле Гуэ. – Большинство женщин, желающих изменить его форму, недовольны своими отношениями с отцом. Их стремление смягчить свой профиль свидетельствует о бессознательном желании разорвать связь с отцом и утвердить собственную женственность».

Нос нередко служит своеобразным индикатором семейных тайн. Например, пациентка, стремящаяся сделать покороче свой крупный горбатый нос, пытается, сама того не осознавая, вычеркнуть из семейной истории «ошибку» кого-то из предков, внесшего в нее кавказскую кровь. А молодой человек, недовольный формой своего носа, в конце концов выясняет, что действительно был усыновлен в младенчестве и что именно необычная – не такая, как у родителей, – форма собственного носа беспокоила его на протяжении многих лет, заставляя мучительно гадать, не приемыш ли он.

ГРУДЬ

Напротив, грудь и связанные с нею проблемы чаще всего отсылают к образу матери. «Мать, с готовностью сопровождающая дочь на консультацию к хирургу по поводу пластики молочных желез, как правило, и сама в молодости страдала от проблем, связанных со своей внешностью», – отмечает Жерар ле Гуэ. А дочь, которой «неудачная» форма или размер груди кажутся непреодолимым препятствием в отношениях с мужчинами, неосознанно винит в этом недостатке свою мать, возлагая на нее ответственность за собственное несовершенство и недостаточную сексуальную привлекательность. «Женщины, которым не нравится их грудь, часто заявляют, что она не является у них эрогенной зоной, – добавляет Жерар ле Гуэ. – Однако, прежде чем решиться на операцию, им необходимо в должной степени дистанцироваться от матери. В противном случае результаты операции могут их разочаровать, что нередко приводит к депрессии – порой очень тяжелой».

РОТ

Его «переделка» обычно производится в рамках общей коррекции овала лица. Мода на вызывающе пухлые губы («утиный клюв»), распространенная несколько лет назад, в последнее время сходит на нет – большая часть пациенток, обращающихся к пластическим хирургам, просит лишь немного увеличить объем губ, придать им более мягкую женственную форму. «Это связано с тем, что поджатые губы часто ассоциируются с суровостью, а потому плохо сочетаются с тем нежным образом, который многие женщины пытаются создать, – поясняет Жерар ле Гуэ. – Помимо этого, изменяя форму губ, многие женщины пытаются тем самым усилить свою сексуальность, сделать рот более привлекательным, желанным для поцелуя. Губы бессознательно ассоциируются с большими половыми губами, а потому желание их переделать – это и желание увеличить качество сексуального наслаждения в целом».

О какой бы части нашего тела ни шла речь, профессор убежден: «Эстетический подход к человеческой внешности связан с нашим бессознательным и напрямую соотносится с категориями «хорошо–плохо», которые закладываются в психике с самого детства». Иными словами, мы считаем себя некрасивыми только тогда, когда не способны признать себя достаточно хорошими. И один лишь скальпель хирурга не может сделать нас лучше в собственных глазах.

ПРИБАВИТЬ ИЛИ ОТНЯТЬ

По мнению ведущих пластических хирургов, спрос на услуги их отрасли в нашей стране стабильно растет*. К ней прибегают наравне с услугами фитнес-клубов и косметических салонов. Это связано с культом молодости и красоты, в который вовлечены и элита общества, и средний класс.

В количественном отношении 1-е место делят операции по увеличению груди и липосакция (живот, галифе на бедрах, ягодицы, коленки, лодыжки, талия, лобок). Следом за ними идет коррекция лица в целом, а третье место по популярности занимают локальные операции на лице и голове: изменение формы ушей, носа, бровей и т. д.

Большинство пациентов (90%) оценивают результаты операций как удовлетворительные, единицы – как великолепные или неудовлетворительные. Отрицательную оценку выносят менее 1% пациентов. В большинстве случаев, получив хороший результат, люди задумываются о дальнейших изменениях. Как правило, при повторных операциях пациент обращается к тому же хирургу.

*Опрос проведен профессиональным издением "Beautytime - Новости в мире косметики" специально для Psychologies Росиия, апрель 2006