Что вы на меня смотрите?

Длинный нос, пухлые щеки... У каждого из нас найдется черта, которую можно считать недостатком, а можно – вызывающей интерес, уникальной «изюминкой». Наши герои не всегда довольны своей внешностью, но это не мешает им выходить на сцену, танцевать, декламировать…

Лопоухие и щекастые, смешные и непропорциональные, носатые и веснушчатые… На таких лицах всегда останавливается взгляд, а потому их обаяние особенно велико. В Европе нестандартная внешность в моде: модели, актеры, телеведущие, обладающие какой-то выразительной неправильностью в облике, порой могут похвастать большей популярностью, чем их стереотипно-привлекательные коллеги. В России ситуация пока иная: любая публичная деятельность ассоциируется у нас с усредненными представлениями о красоте. «С твоим лицом – и в артистки?», «С такой фигурой – и на сцену?» Тем, кто далек от эстетических канонов, но хочет при этом сделать внешность важным элементом своей профессии, нередко приходится сталкиваться с непониманием окружающих.

Наши герои из числа таких людей: несмотря на несоответствие стандартам, они выходят на сцену в драматическом спектакле и развлекательном шоу, литературном клубе и теленовостях. Их цель не в том, чтобы бросить вызов судьбе или доказать, что и с неклассической внешностью можно многого достичь, – они просто нашли любимое дело и получают от него удовольствие.

На предложение поделиться своим опытом наши собеседники реагировали практически одинаково – смехом: внешняя нестандартность уже перестала быть для них проблемой. Однако, возвращаясь в прошлое и вспоминая свои давние переживания, они заново оценили проделанный путь, по-новому взглянули на собственные достижения и получили лишний шанс убедиться в правильности своего выбора. Выбора, сделанного по велению души, а не по соображениям «формальной пригодности».

Михаил Зеленский, ведущий теленовостей

«Я слишком хорошо знаю свои недостатки, чтобы себе нравиться, и к внешности своей отношусь спокойно. В детстве я еще мог переживать из-за размеров своего носа, потому что одноклассники про это говорили. Но однажды, когда я учился классе в третьем, мой отец вернулся из долгой командировки. Я привык, что он носил бороду и усы, а тут ему, как офицеру, по уставу пришлось все это сбрить – и я неожиданно увидел, что по сравнению с его носом мой просто миниатюрный. При этом он жил совершенно спокойно – он брал другим, и я этому у него научился. А в художественной самодеятельности все стало просто отлично: появились уверенность в себе и понимание, что акцент можно делать на любой части тела, если это интересно выглядит. На телевидении я сделал следующий шаг: научился смотреть на себя трезвым профессиональным взглядом, видеть и достоинства, и недочеты. И теперь я в плане внешности слежу только за простейшими обязательными вещами: чистые волосы, ухоженная одежда… Оказалось, что даже в телевизионной карьере внешность сама по себе не главное. И на успех в первую очередь влияет сильное желание что-то делать, чего-то добиваться. Этот напор, эта энергетика, драйв – вот что видно в эфире, вот что притягивает взгляд».

Ольга Демидова, актриса

«В детстве у меня было ощущение, что я – страшная, неинтересная, ненужная. Одноклассники меня звали «жиртрест», а мама говорила: «Ты как все, обычная», и это было еще хуже. Свои комплексы мне удалось изжить сравнительно недавно – лет пять назад. Я как-то разом осознала: чтобы принять мир, надо принять себя. И я попыталась полюбить себя со всеми моими недостатками – с ненакрашенными глазами, с белесыми бровками, с толстыми ногами… Я перестала бояться своей аномальности, у меня появился свой стиль в одежде, я стала более естественно общаться…

На самом деле моя внешность дает мне колоссальные преимущества. Я могу смешаться с толпой, стать невидимкой. А могу поймать кураж, и все вокруг будут на меня засматриваться. Из-за моего подвижного, ртутного внутреннего состояния меня называют «красивой некрасивой актрисой» – я могу быть и уродиной, и белой молью, и настоящей красоткой. На первых порах актерское ремесло служило мне для самоутверждения: я развенчивала клише, что если ты толстая, некрасивая, то тебе дорога на сцену закрыта. А сейчас я больше всего нравлюсь себе, когда сижу дома ненакрашенная и могу быть такой, какая я есть».