Я вышла замуж за гея

Замечательная жизнь замечательных людей

СОКРАТЕго жена отличалась сварливым характером, и, возможно, поэтому великий философ предпочитал общество «нежных и тихих нравом юношей».

СЕРГЕЙ ЭЙЗЕНШТЕЙНЗнаменитый режиссер, несмотря на нетрадиционную ориентацию, в 1934 году женился на Пере Аташевой. Он очень любил свою жену. Платонически.

АЛЕКСАНДР МАКЕДОНСКИЙЖенился на дочери гетского царя Гудилы, но по-настоящему был привязан лишь к близкому другу и любовнику Гефестиону.

КОЛ ПОРТЕРАвтор мюзиклов с мировой славой был геем, но это не мешало ему обожать свою супругу. После ее смерти в 1954 году он не написал ни одной песни.

ЮКИО МИСИМАЯпонский писатель, женившись, продолжал ходить в токийские гей-бары. В 1970 году он сделал харакири вместе со своим другом, 25-летним студентом Моритой.

ИГОРЬ: Я ужасно удивился, когда ко мне подошла еле держащаяся на ногах девица и стала долго и нудно рассказывать о своей жизни, хвалиться тем, что скоро поедет в Китай. А еще заявила, что у меня «безумно сексуальная гитара». «Ненормальная какая-то», – подумал я про себя, а вслух предложил сыграть специально для нее композицию собственного сочинения. Она села на корточки прямо напротив сцены и стала слушать. Она хорошо слушала. Мне казалось, она видит меня насквозь, чувствует и понимает то же, что и я. В ресторане она просидела до самого закрытия, а когда я вышел на улицу, увидел ее на лавочке в сквере. Я поймал такси и отвез ее домой. У подъезда она стала откровенно прижиматься, звать к себе. Я, естественно, поспешил откланяться.

ОЛЬГА: Мою сексуальную жизнь до встречи с Игорем богатой не назовешь. Был всего один человек, с которым мы прожили вместе два года и расстались по взаимному согласию. Я никогда не была сторонницей секса на одну ночь и утром раскаивалась в том, как вела себя с Игорем. «Он, наверное, думает, что я со всеми так поступаю», – от этой мысли у меня краснели уши. Я решила реабилитироваться и в следующие выходные снова пошла в ресторан. Чем-то этот парень меня зацепил…

ИГОРЬ: Она стала приходить очень часто. Садилась за тот же столик, заказывала кофе, пару часов слушала, как я играю, а потом прощалась и уходила. Через месяц я к ней привык. А потом она пригласила меня на выставку какого-то модного фотографа. Мы стали видеться каждые выходные: ходили в кино, театры, ночные клубы. Отношения у нас были чисто платонические, мы даже не целовались ни разу. Я понимал, что надо все честно рассказать Ольге, но не мог решиться – боялся, что тогда нашей дружбе придет конец. А я очень к ней привязался.

ОЛЬГА: Мы допоздна засиделись в баре. Как всегда, Игорь проводил меня до подъезда. Я объясняла наши странные отношения его робостью и несовременностью. Поначалу это меня умиляло, но через полгода я стала хотеть чего-то большего, чем гуляние за ручку. Когда мы прощались, я решительно подошла к Игорю и попыталась поцеловать его в губы. Он застонал так, как будто его ужалил скорпион. А потом сказал: «Прости, но ничего не будет. Я – гей». Я подумала, он шутит. Но потом поняла, что ему не до смеха. Первые чувства – обида и злость. Как же я могла так вляпаться! Я чувствовала себя как ребенок, который развернул фантик, но не нашел внутри конфеты. Неделю я не отвечала на его звонки и мейлы. А когда он прекратил звонить, ощутила такую пустоту и холод, что поняла: я срочно должна его увидеть.

ИГОРЬ: Мы снова стали видеться каждый день. Стали более откровенными друг с другом. Часами рассказывали о себе, своем детстве, бывших любовниках. Меня беспокоило, встречается ли она еще с кем-нибудь. Ведь это мне давно уже было не до секса. А она – молодая и привлекательная женщина. Я был уверен, что у нее кто-то есть. И когда однажды она пришла в мой ресторан с мужчиной, я взорвался от ревности. Сам удивился, честное слово.

ОЛЬГА: После скандала, который он мне устроил (он же не знал, что я нарочно пыталась его спровоцировать), я подумала, что все не так уж плохо. Я-то давно поняла, что люблю Игоря. А еще в глубине души я верила, что смогу вернуть его к нормальной ориентации. Не знаю, откуда взялась эта убежденность, но почему-то я чувствовала, что Игорь – не настоящий гей. Просто так сложились обстоятельства, и он… запутался. Я предложила ему переехать ко мне, тем более, что скоро я должна была уезжать на эту свою стажировку. Игорь согласился. Мы стали жить вместе. Спали врозь. Конечно, я пыталась его соблазнить. Разгуливала по дому в одном белье, не закрывала дверь в ванную, но все было бесполезно. Он смотрел сквозь меня. Ни родители, ни подруги ни о чем не догадывались, интересовались, когда же свадьба. Сначала Игорь в ответ молчал, потом стал отшучиваться, а однажды предложил мне выйти за него замуж. Безо всяких обязательств: «Как только ты встретишь нормального мужчину и захочешь создать семью, я не буду тебе мешать и сразу пропаду из твоей жизни». Мы расписались. Не было ни оркестра, ни белого платья, ни лимузина с кучей гостей. Мы просто поставили штампы. Через неделю я улетела в Китай. Почти год мы с Игорем общались виртуально и три раза в неделю перезванивались. Тему секса мы по молчаливому соглашению ни разу за этот год не подняли. Я была уверена, что в мое отсутствие Игорь не будет мне изменять. А вот он позже мне признался, что очень переживал, представляя, как хорошо я провожу время с другими мужчинами. А я этого «с другими мужчинами» не делала. Тем более, что секс никогда не стоял у меня на первом месте – нашей с Игорем душевной близостью я дорожила куда больше.

ИГОРЬ: Когда Ольга уехала, я стал читать книжки по психологии и даже сходил к психотерапевту – очень хотел стать гетеросексуалом. К Ольгиному возвращению я готовился заранее: купил шампанское, накрыл стол, музыку включил.

ОЛЬГА: Мы танцевали, целовались, но до постели тогда дело так и не дошло. У Игоря не было эрекции. Он честно признался мне, что я его не возбуждаю.