Я всегда веду себя как клоун

Они неизменно веселы и популярны. Развлекать других – их привычное занятие, и многие завидуют способности этих «дежурных шутников» легко бросать реплики, находить остроумные ответы. Что в действительности стоит за их бесконечными шутками?

Светлана, 35 лет, PR-менеджер

«Теперь я шучу по настроению и в кругу близких мне людей»

«Я по натуре очень стеснительна. В юности я страдала от того, что на меня никто не обращает внимание — так мне казалось. Как-то, выступив в несвойственной мне роли рассказчика анекдотов, я увидела, что все вокруг хохочут до слез. Роль клоуна мне понравилась, и я играла ее во всех компаниях. Первое время я действительно купалась в лучах общественного признания: всегда была наготове, немного взвинченная, с новым анекдотом. Но в какой-то момент почувствовала, что все вокруг (даже мой начальник) воспринимают меня как человека несерьезного, которому нельзя поручить ответственное задание. Пришлось скорректировать свое поведение. Это не значит, что я вовсе перестала шутить и смеяться. Просто теперь я позволяю себе быть на людях самой собой, а значит, иногда могу и погрустить».

Их называют «душой компании». Они всегда в центре внимания, у них приподнятое настроение вне зависимости от времени суток и даты календаря. И, похоже, ничто не сможет усмирить этот поток анекдотов и острот. Иногда кажется, будто они действительно рождены для клоунады и эксцентрики. «Но на самом деле нескончаемые шутки нередко скрывают глубокие переживания и внутренний дискомфорт, казалось бы, всегда неунывающего человека», – поясняет психотерапевт и психиатр Елена Вроно.

Особая ранимость

«За маской шута часто прячется очень ранимый человек, – соглашается психоаналитический терапевт Ксения Корбут. – Острые переживания (печаль, беспокойство, тревога) для него невыносимы, а шутка помогает снять напряжение». Способность шутить (в том числе и над собственными несчастьями) скрывает чувство неловкости или стыда. Примерив однажды клоунскую маску, «шут» может сделать ее алгоритмом своих действий. Шутовство становится стратегией его поведения, которая (как кажется) спасает от жизненных неурядиц и невзгод.

Неустойчивая самооценка

Яркое, вызывающее и в каком-то смысле агрессивное поведение может также скрывать неустойчивую самооценку, – продолжает Елена Вроно. – «Весельчаки» нередко внутренне убеждены в том, что просто не смогут никого заинтересовать, если не будут смешить». Можно сказать, что такое поведение рождается из искаженного восприятия собственной личности. Клоунадой такие люди маскируют неуверенность в себе и привлекают внимание, не раскрываясь при этом по-настоящему.

«Трудно поверить, но «шутовство» может быть одним из симптомов депрессии, когда человек нуждается в профессиональной поддержке, – говорит Елена Вроно. – В психиатрии есть изящный термин, описывающий такое состояние, – «улыбающаяся депрессия»: человек надевает маску клоуна, чтобы никто не заметил, как ему на самом деле плохо. Близким трудно в это поверить – ведь «шутник» кажется веселым и смешливым».