Зачем нам быть авторитетными?

Устанавливать пределы дозволенного не всегда легко и приятно. Но всегда нужно, ведь без них ребенок не становится ни свободнее, ни счастливее. Главное – чтобы правила и ограничения были разумными.

«Да, он ведет себя как хочет, но у меня не получается с ним справиться! Даже если кричать на него сутки напролет, все без толку: он делает только то, что ему самому вздумается!» Удерживать свой авторитет нелегко каждому, и эта трудность связана прежде всего с нашей личной историей. Чтобы ограничивать детей, родители должны чувствовать себя вправе это делать. Для этого необходимо, чтобы наши собственные родители передали нам «эстафетную палочку», уверенность в нашей способности быть хорошей матерью или отцом. А еще нужно, чтобы у нас самих в детстве не было «проблемы авторитета». Если нас родители ни в чем не ограничивали, нам теперь сложно внушить детям верные ориентиры, ведь мы сами были их лишены. Если же взрослые нас тиранили, мы будем бояться «перегнуть палку», подвергнуть наших детей тому, от чего страдали сами. Из-за этого страха (часто неосознанного) у родителей возникает много проблем. Он мешает быть твердыми и пресекать недопустимое поведение детей и в результате приводит к тому, что, сами того не желая, мы поощряем их неповиновение. Ведь для ребенка «молчание – знак согласия».Но личной историей трудности с утверждением родительского авторитета не ограничиваются. Чтобы установить для ребенка определенные правила и ограничения, не слишком терзаясь по этому поводу, нужно ясно представлять, для чего они нужны. Родителям часто кажется, что они устанавливают запреты в первую очередь для себя (для собственного спокойствия) или для других (чтобы помочь детям адаптироваться в обществе). Поэтому они нередко испытывают чувство вины, боятся совершить насилие над ребенком, отнять у него свободу, сломать его личность. Они боятся злоупотребить своей властью.

Воспитание с уважением

«Уважительное поведение по отношению к другим людям у ребенка начинает закладываться, когда он достигает определенной интеллектуальной зрелости, позволяющей ему как минимум отличать себя от других, – объясняет французский детский психотерапевт Диан Пюрпер-Уакиль (Diane Purper-Ouakil). – Как правило, это происходит в течение второго года жизни. Но и до этого возраста ребенок воспринимает наши «сигналы». Мы способствуем развитию в нем уважительного отношения к другим (в том числе и к себе), когда помогаем ребенку различать его потребности и потребности другого и, конечно, подавая личный пример в повседневной жизни. Многое зависит и от его эмоционального склада: ребенку с менее развитой эмпатией (восприимчивостью к эмоциям других) сложнее понять, что он причиняет кому-то боль, чем его сверхчувствительному одногодку. Первому будет труднее отказаться от агрессивного поведения: ему надо помочь оценить (назвать словами) как сам поступок, так и его последствия (для чувств других людей), которые он не умеет предвидеть. На этой основе и будет строиться способность ребенка рассматривать другого как личность и, следовательно, уважать его».

Необходимые рамки

Правила и ограничения нужны для формирования личности ребенка. Вопреки распространенному заблуждению, ребенка, не знающего запретов, нельзя назвать ни «свободным», потому что он становится заложником собственных порывов и эмоций, ни «счастливым», потому что он живет в постоянной тревоге. У ребенка, который делает все, что ему вздумается, нет никакого плана действий в жизни, кроме потребности немедленно удовлетворять все свои желания. Он чего-то хочет – и берет. Он чем-то недоволен – бьет и ломает все подряд. Какое-то время вести себя так даже приятно, но такая «вольность» дорого ему обходится. «Ребенку, которому взрослые не определили рамки дозволенного, трудно научиться ограничивать себя самому, – поясняет возрастной психолог Татьяна Бедник. – Его словно несет по волнам сиюминутных желаний. Не умея их контролировать, он мучается постоянной тревогой и чувством вины, особенно острыми из-за того, что граница между мыслями и действиями им еще не осознается до конца. «Если я желаю смерти своему младшему брату, как я могу быть уверен, что не убью его, раз мне никогда ничего не запрещают?»

Более того, отказавшись разметить границы мира с помощью правил и запретов, взрослый превращает его в джунгли, где может случиться все что угодно. Если я сильнее, то я растерзаю врага. Но если окажется, что я слабее, кто меня защитит, раз нет никаких законов?

Совершенно понятно, почему дети, которым не установили границы дозволенного, так часто мучаются кошмарами и боятся темноты. Как взрослый сможет их защитить, если он неспособен заставить их слушаться? Более того, дети интуитивно понимают важность запретов и по-своему требуют их. «Обычно, когда дети выводят нас из себя, таким способом они просят установить границы, – говорит школьный психолог Наталья Евсикова. – Если они не получают желаемого, то вынуждены сами определять предел своим выходкам и делают это, как правило, с помощью своего тела – упав или поранившись. За неимением других ограничений последним пределом становится тело. Но это ограничение не только опасно, но еще и бессмысленно, потому что ничему не учит».