Человек как детектор лжи

Вы не задумывались, почему подавляющее большинство библейских заповедей начинаются с «не»? Единственным по сути исключением является позитивная рекомендация чтить отца и мать (заповедь «чти день субботний» хоть и формально позитивна, но по сути сводится в основном к тому, что в этот день НЕ делать). Многие мыслители в связи с этим заключали, что культура, религия, социальная регуляция сводятся в основном к запретам.

Правда и ложь, святость и грех, доблесть и преступление действительно несимметричны. То, что религия называет грехом, или закон – преступлением, или имеющий глаза и уши – ложью, – все это обычно вещи довольно бесспорные и недвусмысленные. В нашем мире, правда, много усилий и денег (а то и патронов) тратится на то, чтобы назвать черное белым и наоборот, но это часто срабатывает лишь потому, что многие из нас добровольно считают за благо отказаться от своего мнения и заменить его официальным, распространяемым из высокой башни. Так спокойнее, хотя при этом ложь и подлость ими и остаются.

Вот с правдой сложнее. Она трудноуловима, субъективна, часто зависит от места, времени… и не всегда вообще постижима. Да и требовать от людей вести себя по истине, честно, благородно, доблестно и свято, – невозможно, хотя бы по той причине, что нет общих путей к вершинам, общих алгоритмов. Если бы они и были четко прописаны, то возник бы парадокс: можно ли стать святым, соблюдая «правила святости», или героем – согласно уставу? Во всех этих случаях необходимыми оказываются личное усилие, выбор, ответственность, которые нельзя вменить человеку в обязанность, хотя можно и даже необходимо оценить по заслугам. А требовать от всех можно как раз того, что начинается с «не» и обозначено в заповедях и Уголовном кодексе. Не случайно Александр Солженицын назвал свое знаменитое письмо-воззвание «Жить не по лжи», а не, скажем, «Жить по правде». Правда относительна, а ложь абсолютна; не случайно все шире распространяются детекторы лжи, но про детектор правды что-то не слышно. Детектором лжи выступает личность, и по тому, насколько хорошо она с этим справляется, можно судить о том, насколько личность развита. Минимальный уровень человеческого достоинства, с которого и начинается человеческое, – это, как писал Солженицын, быть тем местом, где ложь не проходит: узнавать ее, называть своим именем, не поддерживать. Быть личностью – значит занимать в мире определенное место, обладающее свойством сопротивления. А если через это место в мире может беспрепятственно пройти все что угодно, значит, место пусто и там никого нет…