Юнгианский анализ: возвращение к себе

Стать самим собой, реализовать то, что заложено в нас от рождения... Общественные нормы, стереотипы мышления мешают нам осуществить эту важнейшую потребность. Юнгианская терапия помогает нам обрести себя, отказавшись от общественных стереотипов, но при этом не утратив связи с коллективной мудростью. О методе юнгианской терапии рассказывает Татьяна Ребеко*.

Каждый из нас имеет свою историю, свою судьбу, свой взгляд на мир и на себя в этом мире. Но в то же время все мы очень похожи: плачем от боли, смеемся от радости, переживаем восторг любви и муки ревности, испытываем нежность к новорожденному и страх перед смертью. Кроме того, мы – часть цивилизации, культуры, опыта предшествующих поколений. Мы как листья на кроне огромного многовекового древа: при непохожести индивидуального рисунка, питаемся соками из одного корня. То, что каждый из нас переживает в своей жизни, люди переживали и осмысливали задолго до нашего рождения. Память об этом сохранилась в мифах, легендах, сказках и символах – именно они отражают универсальный опыт предшествующих поколений, который может помочь любому из нас совладать с личной проблемой. Ведь миф не только рассказывает о похожей ситуации, он одновременно показывает, каким способом можно ее разрешить. Так считал Карл Густав Юнг (Carl Gustav Jung) – выдающийся швейцарский ученый и психотерапевт, который создал метод аналитической терапии.

Против течения

Карл Густав Юнг был учеником Зигмунда Фрейда. Однако после долгих лет совместной работы они пережили болезненный разрыв из-за того, что их взгляды на психоанализ кардинально разошлись. Юнг предположил, что наша личность состоит из Эго (сознающей части психики), личного бессознательного, которое содержит вытесненные тягостные воспоминания и чувства, и из коллективного бессознательного. Коллективное бессознательное – это общие для всех людей эмоциональные реакции и стереотипы поведения, которые проявляются у каждого из нас в виде архетипов. Эти универсальные модели и определяют наше мышление и поведение. Юнг соглашался с Фрейдом, что проблемы некоторых пациентов можно решить, работая только с личным бессознательным – помогая им осознать вытесненные воспоминания, фантазии, чувства, связанные с индивидуальным опытом. Но чаще ему приходилось сталкиваться с тем, что какой-то сценарий словно держит человека в плену и воспроизводится во всех областях жизни: в общении с людьми, в работе, в отношении к самому себе. Например, жизнь пациента словно героический путь: для достижения цели он пробивается через многочисленные препятствия, постоянно одерживает победы (даже в самых обычных ситуациях), каждое достижение дается ему благодаря тяжелейшему труду. Таким образом на человека влияет один из архетипов. Юнг пришел к выводу, что в такой ситуации необходимо помочь клиенту понять, какой архетип держит его в плену, дать возможность увидеть его со стороны, чтобы освободить от его влияния. Иначе человек не сможет вступить на путь индивидуации (самореализации) и обрести свою Самость – стать самим собой, следуя своей природе, а будет бессознательно подчиняться коллективным нормам и стереотипам поведения. Между тем, освободившись от влияния архетипов, человек не потеряет связь с коллективным бессознательным, которая может обогатить его на пути обретения себя.

* Татьяна Ребеко – юнгианский аналитик, заведующая лабораторией психологии и психофизиологии индивидуальности Института психологии РАН.