Когда мы подаем или...

Александр, 55 лет, водитель

Он подходит к Петру, дружелюбно здоровается и опускает в шапку пятьдесят рублей. «Я всегда подаю по очень простой причине. Когда я был маленьким, бабушка водила меня в церковь и всегда подавала нищим, наставляла: «Это Божьи люди, если есть денежка, лучше ее отдай, у тебя еще будет». Я человек верующий, и любовь к ближнему для меня не пустые слова. Еще я считаю, что детям обязательно нужно объяснять, что такое сострадание, рассказывать, как тяжело живется человеку бездомному. Вот и своего сына я воспитывал так, чтобы он подавал не задумываясь, если есть такая возможность».

Леся, 27 лет, математик

Она проходит мимо Петра, не глядя в его сторону. «Я никогда не подаю милостыню. Мне один сведущий человек очень доходчиво объяснил, что все эти люди – целая мафиозная структура. Я иногда покупаю у старушек какие-нибудь букетики, вязаные носки или укроп-петрушку, но только потому, что они приложили какие-то усилия – вязали, выращивали… Я считаю, что работающий человек достоин вознаграждения, в отличие от тех, кто просто давит на мою жалость. Иногда я подаю монахам, но не просто так, а прошу помолиться за усопших – это ведь тоже работа, за которую я и плачу».

Лера, 47 лет, юрист

Она долго смотрит на Са-шу, затем опускает в коробку несколько монет: «Я подаю достаточно часто: если меня что-то трогает в человеке, я не сомневаюсь. Руководствуюсь своей интуицией: мне надо понять, что человек просит именно для себя и не на выпивку. Я часто вижу здесь этого мальчика, и у меня нет сомнений в том, что он действительно нуждается. Смотрю на нее и вспоминаю своего брата, чем-то они похожи…»

Александр, 18 лет, студент

На бегу он бросаетв Сашину коробку деньги: «Я чувствую себя неловко, если вижу нищего человека. Но я не задумывался над тем, почему именно. Считается, что некрасиво отворачиваться от бедности. Мне кажется, надо просто подавать, если можешь».

Ян, 34 года, предприниматель

Заметив нас, он подходит, слушает разговор, затем вступает в него, чтобы высказать свое мнение: «Я предпочитаю оказывать адресную помощь, а на улице редко подаю. Вообще давать деньги тем, кто просит милостыню, не в моих правилах: если просят «на хлеб» – идем вместе в булочную, покупаем хлеб; просят «на метро» – идем в метро, провожу по своему билету. Когда я предлагаю такой вариант, нередко человек сразу же разворачивается и уходит. Ну что ж, это меня не расстраивает. Если уж я готов вложиться в кого-то, то не столько деньгами, сколько своим собственным, как и у всех, драгоценным временем: расспросить человека о его жизни, дойти с ним до булочной, подсказать, где можно бесплатно поесть, где дают одежду и т. д. Однажды вместе с одним мужчиной мы пошли в магазин, и я купил ему... баян – он собирал деньги на инструмент, чтобы зарабатывать на жизнь. И я абсолютно уверен, что он не продал его тут же за полцены – с такой любовью он его выбирал».

Владимир, 19 лет, студент

Мимо Сергея проходят два молодых человека. Один из них протягивает ему десять рублей и полпачки сигарет, второй отворачивается. «Я испытываю к нему жалость, – говорит Владимир. – Я понимаю, в каком положении он оказался, возможно, по независящим от него причинам… Я вообще всегда стараюсь подавать, если есть лишние деньги, даю тем, к кому чувствую доверие. Я думаю: мало ли, вдруг я тоже когда-нибудь окажусь в подобном положении? У меня есть друзья, которые говорят: не выношу бомжей, нищих, они сами довели себя до такого состояния, сами виноваты – пусть сами и выпутываются».

Артем, 20 лет, студент

«Я как раз считаю, – говорит стоящий рядом друг Владимира, – что каждый человек, если он не инвалид, способен найти себе работу. Володя дает ему деньги и тем самым поощряет попрошайничество! Вообще вопрос трудоустройства таких людей должен решаться не мной и не за мой счет».

Ирма, 31 год, продюсер

Она паркует машину возле того места, где стоит Александра. «Я подаю очень редко. Нищие напоминают мне о том, что в мире есть что-то некрасивое, а я не хочу об этом думать. Больше всего меня выводят из себя те, кто просит на перекрестках. Я регулярно езжу по одному и тому же маршруту, несколько раз на дню. И все время – одни и те же персонажи. Стучат в стекло, если не реагируешь, могут обругать. Иногда подаю музыкантам, но это не милостыня – я плачу за удовольствие».

Анна, 29 лет, экономист, подруга Ирмы

«А вот я, наоборот, никогда не подаю музыкантам: мне кажется, что все они себе на пиво собирают. Попрошайкам с детьми никогда не даю денег. Только если ребенок «зацепил» тем, что внешне похож на моего сына. Тогда я спрашиваю у этой женщины, возьмет ли она сок или печенье для детки, если я их прямо сейчас куплю. Спрашиваю и у ребенка, чего он хочет, покупаю что-нибудь в ближайшей палатке и отдаю ему в руки. При этом палочку для сока всегда распаковываю, втыкаю в пакетик и жду, пока он пьет. Я хочу быть уверенной, что у него не отберут то, что я ему дала: если ему не достанется этот сок, мне будет очень неприятно и обидно».