Эго: уроки прямого эфира

Глядя на российских звезд, легко поверить, что они живут в каком-то ином мире – полном приятных вещей, лишенном повседневных проблем. Но такое особое положение способно вызвать… особо сильную форму зависимости. Взгляд по ту сторону экрана и свидетельства от первого лица.

К их лицам прикованы миллионы взглядов, их имена знает вся страна. Стоит человеку появиться на телеэкране, он сразу становится объектом повышенного интереса. Мы хотим знать о нем все до подробностей: с кем и где он живет, на какой машине ездит и какую одежду носит. Возможно, это происходит потому, что мы очень хотим оказаться на его месте? Или потому, что нам нужны образцы для подражания? Так или иначе, мы нуждаемся в этих людях. Но и они нуждаются в нашем интересе и… попадают в зависимость от своей популярности. «Они неизменно оказываются в этой ловушке. Все – практически с самой первой съемки», – утверждает 37-летний Михаил (имена, по просьбе наших собеседников, изменены). Последние девять лет он работает помощником режиссера информационных программ на одном из телеканалов. Михаил не раз видел, как телеведущие постепенно утрачивали журналистскую увлеченность, начиная любоваться собой, наслаждаться своей известностью, а по сути попадали от нее в зависимость. «Первое время человек волнуется, переживает, заучивает текст, интересуется впечатлением окружающих о том, как он провел эфир, – рассказывает Михаил. – Но постепенно он чувствует себя все более уверенно. В какой-то момент меняется не только его отношение к профессии, но и стиль поведения: появляется надменность во взгляде, в речи – менторские нотки».«Публичность меняет образ жизни любого человека, – считает психотерапевт Маргарита Жамкочьян. – В один момент он оказывается под взглядами миллионов зрителей, в том числе и критическими. Живет в ситуации постоянного стресса: его внутренний мир и личная жизнь становятся доступными другим людям». Но одновременно с этим возникает и ощущение власти, ведь ведущий постоянно присутствует в нашем доме, определяет, из-за чего нам переживать, а над чем смеяться. «Это искажает представление о собственной значимости, – продолжает Маргарита Жамкочьян. – Человек кажется себе влиятельным, признанным. И он бессознательно начинает отождествлять себя с этой властью. На вопрос, кого же любят зрители на самом деле – меня или мой экранный образ, он скорее ответит: меня». Многие не выдерживают такого эмоционального груза.

жизнь российских звезд
жизнь российских звезд

Восторг перед зеркалом

«В какой-то момент большинство ведущих словно теряют способность критически себя оценивать, – соглашается 41-летняя Жанна, почти 14 лет она работает визажистом на телевидении. – Возможно, им действительно трудно устоять перед таким искушением, ведь они все время видят... самих себя. И не только на экране телевизора». Человек не может вбежать с улицы и сразу записывать передачу. Прежде чем начнется съемка, над его внешностью работает целый штат сотрудников: стилист, парикмахер, визажист. «Укладка волос, маникюр, макияж, подбор костюма иногда занимают несколько часов, – продолжает Жанна. – Все крутятся вокруг них, обхаживают, а они постоянно видят себя в зеркале».В студии приходит черед оператора, звукорежиссера, которые ищут лучшие ракурс и звук. Время от времени к ведущему подбегают подправить макияж, припудрить лоб, убрать выбившуюся из прически прядь... А после съемки работа продолжается: нередко ведущие участвуют в процессе монтажа передачи. Одним словом, на всех без исключения этапах работы телезвезда постоянно на себя смотрит. «Бывает, по прошествии нескольких лет человек словно влюбляется в свое отражение и замечает лишь прыщик на своем носу или цвет своего галстука», – говорит Жанна. Особенность работы ведущего в том, что он находится в центре внимания многих людей, которые обязаны сделать из него «телевизионную картинку». Именно поэтому ему создают королевские условия. В некоторых случаях он действительно начинает вести себя как король: может утратить контакт с реальностью, считая, что и в обыденной жизни все окружающие должны исполнять его прихоти. «Происходит это не оттого, что человек вдруг становится хуже, чем был, – говорит психоаналитик Марина Арутюнян. – Изменения в его ощущениях и в поведении возникают под влиянием нового, более высокого социального статуса. Именно он дает ни с чем не сравнимое чувство собственного всемогущества. Однако нельзя сказать, что такие изменения происходят только с телезвездами. Им могут быть подвержены люди любых профессий – многие из нас нередко так же страстно упиваются своей властью. Реакция на изменившиеся обстоятельства зависит прежде всего от особенностей характера. Так что телевидение само по себе не приводит к «звездной болезни», оно лишь ставит человека в ситуацию, позволяющую проявиться качествам, которые раньше у него уже были».