Эго: уроки прямого эфира

Андрей Добров:

«Как и большинство телеведущих, я не избежал звездной болезни»Первый раз, когда я увидел себя на экране в программе «Скандалы недели», пришел в ужас. Нас с моим напарником Сергеем Соколовым называли «деревянными человечками»: было очень сложно чувствовать себя в кадре органично из-за большого количества ограничений, ведь там лишь можно шевелить кистями рук и менять выражение лица. А это очень скудный набор для общения. Как и большинство телеведущих, я не избежал звездной болезни. Отрезвила меня потеря эфира. Ощущение было жуткое – год отходил. Но и сегодня с тревогой ощущаю, что заболевание еще не прошло. Я пытаюсь с собой бороться, например езжу в автобусе и метро. В транспорте узнают мало, в парках и на улице тяжелее – гулять невозможно. Когда у меня просят автографы, я испытываю неловкость и благодарность к людям, которые хотят выразить свою признательность. Есть у славы и другие положительные моменты. Например, с местными властями легче налаживать отношения. Я время от времени смотрю, что пишут обо мне в интернете. Бывают злобные высказывания, например по поводу того, что я не худой. Ну не объяснишь же всем, что у меня проблемы с обменом веществ, да и вообще стройным не будешь, если с утра до вечера сидишь на работе. И что в душе я худой брюнет с тонкими усиками... Но думаю, что, если вновь придется уйти, я буду долго переживать, потому что этот образ жизни очень затягивает».Андрей Добров окончил факультет журналистики МГУ. В 1995 году стал ведущим программы «Скандалы недели» телекомпании «ВИД». После перерыва вернулся в эфир ведущим передачи «Дольче вита» на Третьем канале. С 2001 года является бессменным лицом программы «Главная тема» (понедельник–четверг в 19.30).

Екатерина Андреева:

«В моей жизни ничего не изменилось, когда я стала «лицом из телевизора»Во время моего первого прямого эфира у меня было ощущение, что пульс колотится где-то на уровне горла и что все его слышат. Но зрители, конечно, этого не заметили. Я знаю, однажды был проведен опыт: специалисты замерили физиологические параметры у бригады, работающей в прямом эфире. Выяснилось, что перегрузки, которые испытывают ведущие, сродни перегрузкам космонавтов на старте. Хотя лично я таких «перегрузок» не ощущаю: мне помогают с ними справляться занятия специальными техниками – тайчи, йогой и дыхательной гимнастикой. Я очень выдержанный человек, если у меня возникают какие-то эмоции, я умею их скрывать. В моей жизни ничего не изменилось после того, как я стала «лицом из телевизора». Мне безразлично, узнали меня или нет, что обо мне подумали. Угодить всем невозможно. Важно исполнять работу, а не зацикливаться на популярности, которая ее сопровождает. Я журналист и интересуюсь другими вещами: правильно ли я восприняла информацию, сумела ли ее донести, удалось ли мне поддержать людей, когда происходит трагедия. А то, как я выгляжу или кто у меня попросит автограф, для меня значения не имеет. Утверждение о том, что прямой эфир – наркотик, по моему мнению, не соответствует истине. Я знаю многих людей, у которых после ухода не было ломки, как у наркоманов. Если однажды мои эфиры закончатся, я не стану переживать и буду строить жизнь, исходя из этого изменения. Нет смысла входить в одну и ту же воду дважды». Екатерина Андреева по образованию историк и юрист. Окончила Институт повышения квалификации для работников радио и телевидения, где училась у Игоря Кириллова. Работала в программе «Доброе утро», вела блок экономических новостей на канале «Россия». Последние девять лет Екатерина Андреева – ведущая программы «Время» на 1-м канале (понедельник–суббота в 21.00).