Преодолеть страх любви

ПРОТИВОПОЛОЖНЫЙ НЕ ЗНАЧИТ ОПАСНЫЙ

Нередко бессознательный страх перед противоположным полом, выраженный в той или иной степени, не позволяет принять партнера: женщины и мужчины опасаются, что другой или другая причинят им вред, а потому разрушают отношения или отказываются от них. «Многие люди этого страха вовсе не осознают, – говорит психоаналитик Марина Арутюнян. – Но он существует, и с ним может быть связано множество проблем, в том числе и сексуальных: например, фригидность у женщин или расстройство потенции у мужчин».С точки зрения Зигмунда Фрейда, страх перед противоположным полом связан с бессознательной фантазией инцеста. Маленькая девочка стремится стать женой отца, но испытывает смутное беспокойство по поводу того, что она ему не подходит. А мальчик хочет стать маминым мужем, но тревожится, что он слишком мал для матери, а она для него слишком велика, и боится отцовского наказания. Мама – первая женщина в жизни мальчика, отец — первый соперник. Если отношения в этом первом «любовном треугольнике» перегружены отвержением, унижением, беспокойством, это может в дальнейшем привести к страху перед близостью с женщиной. «Этот феномен Фрейд называл «комплексом кастрации», – говорит Марина Арутюнян. – Когда юноша или мужчина чувствует, что его подавляют, унижают, им пренебрегают, у него возникает неосознанный страх, что его хотят кастрировать. Женское пренебрежение здесь особенно опасно».Но мама – главный человек и в жизни девочки. И если, к примеру, отец агрессивен, деспотичен и подавляет мать, девочка, видя это психологическое или физическое насилие, начинает бояться отца. Этот страх она переносит впоследствии на других мужчин. Однако не стоит все проблемы взрослых партнеров приписывать детским страхам. Например, то, что мы можем квалифицировать как боязнь и нерешительность в любви, на самом деле может быть и проявлением жажды мщения. Идея мести, как правило, адресована не конкретному партнеру, а каким-то фигурам прошлого. Тот, кого некогда отвергли, ныне отвергает сам и в этом находит удовлетворение. «Как-то мы поссорились с мужем в присутствии подруги, – вспоминает 39-летняя Ирина. – Он хлопнул дверью, а она с круглыми от ужаса глазами стала мне выговаривать: «Каким ты жутким тоном с ним разговариваешь! Ты хотя бы слышишь, что и как ему говоришь?!» А я и слышу, и понимаю, но ничего с собой поделать не могу».«Женщина может желать причинить боль своему партнеру, обидеть его, и порой действительно не понимает, что с ней происходит, – комментирует транзактный аналитик Вадим Петровский. – А в основе ее желаний могут лежать детские переживания: например, папа в наказание не пускал ее гулять. Сейчас, уже будучи взрослой, она отвергает мужчину, который добивается близости. Это выглядит как бессознательное возмездие за детские притеснения: «А вот теперь и ты не сможешь гулять, папа!»

ВОТУМ ДОВЕРИЯ

Мы сомневаемся в партнере: подозрение, что он (она) способен(а) обидеть, предать, воспользоваться нашей слабостью и доверчивостью в своих интересах, способно убить любое чувство. Как правило, такие сомнения возникают у тех, кто прежде пережил эти сильные чувства. Например, в детстве, когда близкий друг внезапно предпочел другую компанию или же отец ушел из семьи… «Разрыв связей, которые казались ребенку прочными, дети воспринимают как предательство и делают вывод: меня предали, значит, никому нельзя доверять, – поясняет Вадим Петровский. – Это внутреннее решение, которое неосознанно принимает ребенок, часто подкрепляют родители, которые сами не склонны доверять миру – и иногда они просто учат этому ребенка».Мише исполнялось восемь лет, и папа пообещал ему сюрприз. Он завязал мальчику глаза и предложил идти задом наперед, добавив: «Не бойся, если ты споткнешься, я тебя поймаю». Миша действительно споткнулся и упал на заранее подложенные отцом подушки. Когда испуганный мальчик, ожидавший, что его поймают папины руки, снял повязку, отец произнес: «Вот такой подарок. И запомни – никому никогда нельзя доверять». «Все мужчины одинаковы, не верь им никогда», – эту фразу девочки нередко слышат от разочарованной матери и запоминают ее на всю жизнь. «Преодолеть такую самодельную «карму» очень непросто, – говорит Вадим Петровский. – Выросшая девушка уверена: партнер предаст ее так же, как отец предал маму, и ведет себя определенным образом, словно настраивая своего мужчину на то, чтобы он унижал ее. Когда ожидаемое происходит, она говорит себе: «Я знала, что все именно так и случится», и ее картина мира, сформированная в детстве, остается неизменной. Таков экзистенциальный смысл игры, в которую порой играет женщина».